Побег из «рая». Почему туркменистанцы уезжают в поисках лучшей доли

В Туркменистане увеличивается число людей, желающих перебраться на постоянное место жительства за границу. Массовые сокращения на работе, неразбериха в экономике, все новые абсурдные запреты и правила заставляют паковать чемоданы не только представителей нетитульной нации, но и этнических туркмен. Последние покидают насиженные места, как сами говорят, «до лучших времен», с надеждой вернуться в другой Туркменистан. Основное направление – Россия, но география стран включает в себя и Турцию, и Кипр. На последнем переселенцы из Туркменистана обосновались уже целыми семьями, родители работают, а дети посещают местные школы. Корреспондент АНТ Азат Хатамов пообщался с людьми, планирующими выехать из страны и уже переехавшими на новую родину.

***
Ашхабад, 8 утра. Перед представительством МВД России в Туркменистане, недалеко от первого парка, уже образовалась очередь из примерно трех десятков человек. Говорят, что ближе к открытию [в 09:30], людей здесь будет в три раза больше. Это ведомство занимается приемом справок и ходатайств для оформления статуса переселенца. В послеобеденные часы граждане, сдавшие документы несколько месяцев назад, получают готовые бумаги. В очереди стоят, в основном, люди славянской внешности, но есть и туркмены. Они не особо желают рассказывать о себе и причинах отъезда: «Ай, да, готовим документы», «Ай, посмотрим».

«Возьмите дерево, которое годами росло в одной земле, корнями вцепившееся в эти пески, и пересадите его в другую почву, как думаете, легко приживется? Конечно, сложно нам, конечно, переживаем, что оставляем здесь могилы родных, думаем, примемся ли мы на новом месте, примет ли нас новое окружение», — говорит жительница столицы, представившаяся Тамарой.

По ее словам, мысли о переезде были всегда: и в первую волну массовых отъездов, когда страна только стала независимой, и на рубеже нового тысячелетия, когда Туркменистан ввел визовый режим со странами СНГ. К этому времени все делопроизводство перевели на туркменский язык, а в 2002 году власти ввели девятилетнее среднее образование в русских школах (в туркменских оно к тому времени существовало уже несколько лет).

«Да, времена были непростые, [1990-е] годы были голодные, но и муж мой, и я имели хорошую работу, уважение среди коллег. Жили небогато, но на самое необходимое всегда хватало. Раз в два года накапливали деньги на поездку к родственникам в Россию. Было непривычно летать по визе, все-таки жили в одной стране 70 лет, тем более наша семья русская. Это как в отчий дом заходить, попросив сначала разрешение у отца переступить порог. Но потом попривыкли», — говорит Тамара, добавив, что многие ее знакомые покинули Туркменистан именно по этой причине.

В многоэтажном доме, где она живет, с 1994 года обновились почти все соседи. Русских не осталось вообще – все переехали, а туркменские семьи либо перебрались в собственные дома в пригороды Ашхабада, либо также уехали. Их квартиры занимают переселенцы из других велаятов страны, выкупают по низким ценам или арендуют.

«Обедневшие туркмены»

Она рассказала, что первые годы президентства Гурбангулы Бердымухамедова о переезде не помышляли, так как это был период выхода на пенсию. Учитывая стаж работы ее самой и супруга, на руки получалось «прилично». К тому же новый человек у руля государства обещал перемены в жизни народа. Но вместо перемен людей ожидали новые разочарования. Гайки стали закручивать все туже и туже, запретов и ограничений становилось все больше. Для Тамары и ее мужа каплей, переполнившей их чашу терпения, стало уничтожение поселка Чоганлы, где супруги имели добротный дачный дом, где кусок пустыни превратили в самый настоящий сад, держали кур и кроликов.

«В конце 2014 года нам сказали, что Чоганлы будут сносить, мол, там растет преступность, много нелегалов проживает. Мы сперва не поверили: неужели и вправду снесут то, что люди развивали годами, вкладывали силы в эту землю. А весной следующего года прикатили бульдозеры и пошло-поехало. Не разбираясь, кто живет, на каком основании живет, рабочие стали сносить все дома, один за другим. Мы жаловались, ругались, вставали под экскаваторы. Жильцов отправляли в город, объясняйте, мол, все в хякимлике, а мы, дескать, только исполнители. Люди ехали, а вернувшись в поселок, находили на месте своей дачи руины», — говорит Тамара.

Никому из владельцев ничего не компенсировали. Некоторым предложили земельные участки прямо в пустыне, но чтобы вырастить там что-либо, нужны «десятилетия адского труда». Семья Тамары от предложения отказалась. В мае вернулись в свою квартиру, в бетонные стены, но жить там больше не смогли. На фоне пережитого стресса и у нее, и у ее мужа сильно подорвалось здоровье. После всего этого сын позвал к себе в Краснодарский край. Решение приняли практически сразу, но тут возникла проблема с продажей квартиры.

«Многие ошибочно думают, что цены на недвижимость в Туркменистане упали из-за введенного в 2016 году запрета на валютные операции, но это не совсем так – квартиры как продавались за валюту, так продаются и по сей день. Причина еще в другом, в массовом оттоке населения в последние годы. У людей нет работы, нечем кормить свои семьи, а перспектив к улучшению ситуации не предвидится. Народ подается в бизнес, в строительство, торговлю, но и там душат со всех сторон, не выплачивают обещанные деньги за подряды, не дают оплатить услуги поставщикам, находят надуманные нарушения и обирают людей до нитки. Добавьте к этому все последние запреты и ограничения, на которые даже привыкшие ко всему туркмены крутят у виска. Люди массово уезжают в Турцию, на Кипр и в Россию. Поэтому на рынке недвижимости случился переизбыток, а на фоне обнищания населения цены на квартиры рухнули», — считает Тамара.

Клиента на квартиру семья все же нашла, хотя предложенная сумма оказалась в два раза ниже той, что была тремя годами ранее. Сделка уже оформлена, но новый владелец позволил семье пожить в квартире до самого отъезда. Это, по словам Тамары, произойдет уже скоро.

«На склоне лет будем строить новую жизнь вблизи своих детей и внуков, — заключает она. – Конечно, от бывших сослуживцев, приятелей и соседей, в разные годы покинувших страну, знаем, что смена климата и обстановки сказывается на пожилых людях не лучшим образом. Многие наши ровесники и люди постарше недолго прожили на новом месте, уйдя в мир иной от внезапно навалившихся болезней и тоски. Мы, конечно, с надеждой и оптимизмом смотрим в будущее, расчитываем на поддержку детей. Жить дальше в своем родном Туркменистане при нынешнем режиме нет никакой возможности».

…Между тем, после обеда выяснилось, что выдача готовых разрешений на переезд в Россию временно приостановлена – у представительства МВД РФ в Ашхабаде закончились бланки. Когда распечатают новые – неизвестно, сказали, что перед приходом лучше звонить. Люди стали расходиться.

Продолжение следует

P.S. Редакция АНТ попыталась связаться с представительством, чтобы получить какие-нибудь цифры относительно числа людей, подающих на статус переселенца, однако письменные запросы от 12 и 16 февраля остались без ответа. По телефону 16 февраля в ведомстве сослались на недоступность руководства в данный момент ответить на вопросы по причине занятости, возможно, с нами поговорят в течение ближайшего времени.

ОБСУДИТЬ (6)

6 комментариев к записи «Побег из «рая». Почему туркменистанцы уезжают в поисках лучшей доли»

  1. Никого не осталось знакомых в Ашгабате и Красноводске. Всё население взяли и заменили на какое-то покорное стадо. Поразительный социальный эксперимент.

  2. Я тоже туркмен. Мы тоже собираемся на постоянное место жительство, всей семьей, братья сестры, родители. Провозились два года. Но того стоит Тут нету будущего с этим стадом и кучей воров и главного Вора. Уезжайте как можете. Жизнь дается один раз, и лучше прожить достойно за рубежом один год чем 10 лет как раб в Туркменистане.

  3. Понимаешь. это странно, очень странно,
    Но такой уж я законченный чудак.
    Я гоняюсь за туманом, за туманом
    И с собою мне не справиться никак.

    Люди посланы делами,
    Люди едут за деньгами,
    Убегают от обиды и тоски.
    А я еду, а я еду за туманом,
    За туманом и за запахом тайги.

    Понимаешь, это просто, очень просто,
    Для того, кто хоть однажды уходил.
    Но представь, что это остро, очень остро
    Горы, солнце, пихты, песни и дожди.

    Пусть полным полны набиты
    В путь дорогу чемоданы
    Память, грусть, невозвращенные долги.
    А я еду, а я еду за туманом,
    За туманом и за запахом тайги.
    А я еду, а я еду за дурманом,
    За мечтами и за запахом тайги.

  4. Я тоже уехал, первые два года трудно, но как язык выучил по лучше конкретно зажил как человек. 3 года мучался после отлично, живу в справедливой стране и имею прав тут больше чем у себя на родине. Уезжайте все, пусть они захлебнуться в своей нефти, люди уедут пусть друг другу свои удостоверение показывают, ничего мужского нет только одно удостоверение там. Человечекого сердца тоже нет у них, какой приказ не дай им они выполнят, никогда чести нету у них в лицо сказать начальнику не буду выполнять такой приказ, а с этого начинаются развитие страны, когда люди скажут мы не будем этого делать, мы не считаем это правельно, мы не считаем это на пользу народу, мы друг за друга, а не за тебя башлык, но на самом деле началник так унижает и все глотают, я просто в шоке после такого проглотить и домой вернуться к детям, стыдно смотреть на детей должно быть, на работе наехали как на девушку легкого поведения. На этих министров посмотрите всю жизнь работали учились чтоб так на колене подлетать к Аргадагу, даже он сам над ними смеется. Можно и без министра должности прожить чем летать так на целуют когда камеры нету. Руку целуют, хорошо дальше убрали не показали что они целуют еще, меня ни что не удивит, если под 70 лет летают на коленях

  5. Ничего не изменится пока этот режим у власти и катализатором всего этого хаоса является (на данный момент) лично президент страны.

  6. Мне тоже придётся уехать, хотя у меня нет такого желания бродить в чужой стране, а жить среди своих и родных, но чужая может принять лучше чем своя и дать работу и жизнь достойную. Пока не знаю куда…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.