Несостоявшийся Совет старейшин (послесловие к Маслахату)

sowet

Фото с сайта turkmenexpo.ru

Туркмен Бяшиев, житель Ашхабада

Как очевидец, наблюдавший по телевизору в прямом эфире за работой форума в Туркменабаде 20 октября, могу твердо заявить: да, маслахат старейшин Туркменистана, о важности которого накануне так много говорили чиновники разного ранга, состоялся. Только состоялся он, как тщательно срежиссированное и безупречно исполненное мероприятие. Во всяком случае, ни до форума, ни во время его проведения, ни после отъезда Аркадага и участников маслахата в Туркменабаде не случилось ни единого казуса или какой-то другой нештатной, выходящей за рамки сценария, ситуации.

Однако, если исходить из смысла, заложенного в слове «маслахат», то можно так же твердо констатировать, что совещание в Туркменабаде… не состоялось. Ведь под «маслахатом» туркмены испокон веков подразумевали совет и обмен мнениями, обсуждение предложений и совместную выработку конкретных решений, направленных на достижение цели наиболее быстрым и эффективным путем. Другими словами, маслахат — это коллективная мыслительная работа. Но, как не было таковой на прежних «маслахатах», так не случилось и на сей раз.

Зато было предостаточно кое-чего другого, а именно демонстрации пороков, оскорбляющих как достоинство обычного человека, так и уж тем паче почтенного аксакала. И проявлялись эти пороки во всей своей неприглядности и в широком объеме. Чинопочитание, слащавая лесть, лицемерие, двуличие, кичливость, неискренность, бесконечная похвальба и обожествление обычного человека по имени Гурбангулы. Да, он президент, лидер нации, но ведь точно не Бог…

На маслахате выступили разные по возрасту и профессии люди, представляющие все регионы страны и различные сферы жизни. Однако, вслушиваясь в то, о чем говорили пенсионер Баллы Нарчиев, заслуженный мастер спорта международного класса Ширин Кубаева, глава  сельсовета Джанмухаммед Джаныев, а также военнослужащий, машинист по ремонту газовых скважин, администратор отеля с курорта «Аваза», студентка, нельзя было не обратить внимание на идентичность заученных ими текстов. Ораторы, как заведенные, говорили только то, что им было позволено говорить – о наступившей эпохе счастья и могущества, сделавшей жизнь туркменистанцев еще более прекрасной, об успехах и достижениях страны, у истоков которых, естественно, стоит сами знаете, кто – Аркадаг. Слушая их, я задавался вопросом: неужели, дамы и господа, в жизни вашего города или деревни, в той сфере, где вы трудитесь, нет таких проблем, решить которые возможно только на подобных форумах-маслахатах?!

А еще бросилась в глаза заорганизованность, царящая в зале. Как на маслахатах при Туркменбаши Сердаре, так и при Гурбангулы Аркадаге, почтенные аксакалы и другие участники дружным вставанием с мест, аплодисментами и заученными здравицами без конца прерывали выступающих, стоило тем в очередной раз упомянуть имя президента или подчеркнуть его заслуги. Ничего скучнее нельзя было и придумать, так, что даже патриотично настроенные туркменистанцы часто просто выключали свои приемники или переключались на более интересные телеканалы.

Надо отдать должное идеологам эпохи могущества и счастья. Накануне они изо всех сил и всеми имеющимися ресурсами старались убедить народ в том, что маслахат старейшин Туркменистана – это ни что иное, как поистине судьбоносное событие в жизни страны, корнями уходящее в глубь истории туркменского народа, и его решения и рекомендации непременно помогут туркменистанцам жить еще более счастливо и богато, определят важные ориентиры на будущее. Со страниц газет и с экранов телевизора людям внушали, что умудренные жизненным опытом аксакалы подскажут пути, ведущие к прогрессу и процветанию, а участники маслахата обсудят эти предложения и примут по ним важные для каждого гражданина решения.

Увы, то, что произошло в реалии, никак не соответствовало тому, о чем предрекали СМИ, готовя аудиторию к «важному событию». По сути, гора родила мышь. Результатом многомиллионных затрат, связанных с организацией и проведением совещания старейшин в Туркменабаде, мобилизации огромных людских и материальных ресурсов, многочасового хлопанья в ладоши сотен людей и скандирования здравиц стало одно постановление совета старейшин об объявлении 2015 года годом нейтралитета и мира, принятое, кстати, по предложению самого Аркадага.

И все.

А между тем где-то в глубине души люди, поверившие, было, идеологам, надеялись, нет, не на крутые перемены в их жизни, а хотя бы на устранение того, что мешает им нормально жить и каждый день создает для них проблемы. В городе Хазар, например, жители рассчитывали на то, что представляющие их город участники расскажут о необустроенности быта и об отсутствии элементарных удобств для человека. Жители столицы тешили себя тем, что власти, провозгласившие принцип «Государство – для человека», наконец-то прекратят тратить народные деньги сначала на строительство «монументов-многоножек» в Ашхабаде, а потом на их же демонтаж и перемещение в другие места. В этрапах Героглы, Акдепе, Губадаг Дашогузского велаята многие жители, фактически ставшие инвалидами из-за плохого качества питьевой воды и нажившие себе проблемы из-за скудного и однообразного питания, в душе желали, чтобы участники маслахата посоветовали правительству выделить деньги для велаята на строительство мощностей по очистке воды, на создание рабочих мест для тысяч молодых. На новые рабочие места надеялись и в самом Лебапском велаяте, часть населения которого, как в Дашогузском велаяте, постоянно выезжает на заработки в Ашхабад или в Балканский велаят, либо же вообще в Турцию и ОАЭ. В Байрамалийском и Марыйском этрапах особо не надеялись, но все же ждали, что на маслахате кто-то скажет о способах обуздания произвола местных чиновников и блюстителей закона, наделенных бесконтрольными полномочиями. Но, увы, серьезного разговора в Туркменабаде не получилось, потому что маслахата в том смысле слова, о котором было упомянуто выше, не произошло.

Между тем, на заседании Кабинета министров, проведенном уже после мероприятия, отмечался высокий организационный уровень его проведения. Такую оценку дает сама власть и его организаторы. А вот простые туркменистанцы, с которыми пришлось говорить о жизни, придерживаются совсем другого мнения о форуме аксакалов.

Ветеран нефтепромыслов из Балканабада сказал, что это было очень похоже на ППР, и начал было расшифровывать аббревиатуру, мол, это партийно-политическая работа, проводившаяся агитаторами и пропагандистами КПСС на обязательных для всех, но абсолютно никчемных собраниях в трудовых коллективах. А потом, видимо, решил, сказать коротко и добавил: ППР – это значит посидели, попи*дели, разошлись…

Вот так-то. А между тем туркменские СМИ воодушевленно сообщили, что следующий маслахат, то бишь ППР, состоится в 2015 году в Авазе.

Это письмо нашего читателя. Присылайте и вы свои факты, фотографии и наблюдения через форму обратной связи.

ОБСУДИТЬ (3)

3 комментария к записи «Несостоявшийся Совет старейшин (послесловие к Маслахату)»

  1. Правительство Туркмении — толпа безмозглых, дрессированных мартышек, которых опустили и заставили с букетиком цветов подмышкой, на полусогнутых маслах ползти в поклоне к Клоуну под прозвищем «баклашка», готовые в любой момент лизнуть ему очко с истошным криком — «слава аркадаку»!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.