Боевик рассказал о «школе террора» в ИГ и о подготовке смертников

15.04.2015, Дмитрий Виноградов (РИА Новости)

Год назад в руки сирийских спецслужб попала группа граждан Туркмении, организовавшая в ИГ школу по подготовке смертников. Попались случайно — боевики поехали на турецкую границу, чтобы передать своим спонсорам «флешку». Так на местном жаргоне называют видеозаписи о «проделанной работе».

ДАМАСК, 15 апр — В международной террористической организации «Исламское государство» (ИГ) действует целая индустрия по вербовке и подготовке смертников, бесперебойно поставляющая новые жертвы на нужды «джихада». Как работает эта «машина смерти» РИА Новости рассказали сирийские военные и арестованный ими выходец из Туркмении, бывший «эмир», отвечавший за подготовку подрывников-самоубийц.

igil

Раушан (Ровшен) Газзаков второй слева. Кадр российского телевидения

Год назад в руки сирийских спецслужб попала группа граждан Туркмении, организовавшая в ИГ школу по подготовке смертников. Попались случайно — боевики поехали на турецкую границу, чтобы передать своим спонсорам «флешку». Так на местном жаргоне называют видеозаписи о «проделанной работе». С ноутбуком, в котором находилось видео, участники группы заехали на армейский блокпост. Здесь их и «взяли».

«Скорей всего, военных привлек сам факт пребывания иностранных граждан из далекого Туркменистана в этом районе. Как оказалось, на территории Сирии они находились незаконно, без печати в паспорте. Уже при досмотре был найден ноутбук. А там…», — сказал сирийский офицер.

Спецслужбам повезло — в компьютере были файлы с подробными данными о работе школы подрывников ИГ.

Школа смертника

Включаем ноутбук. «Добро пожаловать», — приветствует он по-русски. На рабочем столе — множество папок с русскими названиями: «детонаторы», «реактивы», «химия». Его хозяева закачали несколько пособий по взрывному делу. Все на русском языке, написаны от руки.

Дальше идут видеофайлы для спонсоров с отчетом о деятельности школы. Изготовление взрывчатки: граждане Средней Азии где-то в окрестностях Алеппо делают адскую смесь из реактивов. Испытания: боевик подносит «адскую машинку» к стене и подрывает ее. Следующий ролик — минирование грузовика. В машину осторожно складывают пластиковые бочки, начиненные тротилом. Оператор снимает все очень подробно. От бочек в кабину водителя идет проводка, около руля — «красная кнопка», приводящая взрывчатку в действие.

Вот еще один ролик — «братья» провожают боевика-смертника в последний путь, обнимаются, говорят последние наставления. Лицо человека идущего на смерть неестественно спокойно.

«Его явно обработали, причем подготовка шла не один месяц», — комментирует запись офицер спецслужб. Для роли смертника обычно «выбираются внушаемые, слабохарактерные люди, которые не ценят ни свою жизнь, ни чужую».

«Хорошо, если исполнитель туповат и необразован — ему легко внушить, что в раю его ждут гурии. Спросом пользуются молодые люди и девушки в возрасте от 16 до 22 лет, у которых нет своих семей. В этой жизни у них нет перспектив, а так они сразу попадают в рай», — поясняет собеседник агентства.

Однажды в плен к силовикам попал 19-летний студент из Киргизии, который не успел привести «адскую машинку» в действие. На допросах он рассказал, что боевиком стал после семейного позора — сестру уличили во внебрачной связи. Тогда он решил, что на семье лежит большой грех, смыть который можно только «подвигом».

На видеозаписях смертника похлопывает по плечу уверенный в себе, упитанный мужчина — «эмир» Раушан. Через несколько минут я вижу его воочию — «эмира» приводят на допрос. Он выглядит уже далеко не таким уверенным. Это понурый мужчина с опущенными плечами и потухшим взглядом. Мы говорим с ним на русском языке.

Из таксиста в эмиры

Еще несколько лет назад 35-летний Раушан работал в Ашхабаде таксистом. «Много не зарабатывал, но на хлеб хватало. У меня жена и пять детей», — рассказывает «эмир».

Один из его родственников уехал на «джихад» в Сирию. Через несколько недель позвонил из Алеппо, «говорил, что здесь хорошо, позвал приезжать, дал контакты проводников».

Раушан согласился. Из Ашхабада прилетел в Стамбул — популярный у джихадистов перевалочный пункт. Там его встретил «контакт», посадил на автобус до города Хатай на границе с Сирией. Уже в автобусе Раушан познакомился с туркменами и узбеками, которые тоже ехали на «джихад».

«В Хатае мы пришли в лагерь сирийских беженцев к нужному человеку. Нас там поселили и накормили. Потом пришлось несколько дней ждать, пока за нами придет связной из сирийского города Атма (еще один перевалочный пункт, но уже на сирийской территории). Наконец, он приехал за нами, и ночью мы переехали в Сирию. Турецкие пограничники нам не мешали», а сирийских пограничников в тех местах давно нет, границу контролируют боевики, рассказывает он.

В лагере боевиков в городе Атма Раушану предложили изучить подрывное дело — из-за «большой комплекции решили, что хороший полевой боец не получится». Обучение велось на русском языке — он оказался общим для граждан республик Средней Азии, приехавших в Сирию. Постепенно Раушан собрал вокруг себя целую бригаду.

«Невинные жертвы попадают в рай»

Свою семью Раушан тоже перевез в Сирию. «Мне дали большой дом в деревне около Алеппо. Я там жил с женой и пятью детьми. Нам всего хватало», — мечтательно вспоминает Раушан, который теперь делит с такими же, как он, небольшую камеру.

«Кто жил в этом доме до вас? Кому-то же он принадлежал? Вы же пришли «защищать» мусульман, почему же они убежали от вас?» — спрашиваю его.

«Я не знаю, кто там жил. И об этом не думал. Мне просто дали дом и сказали, что там можно жить. Он уже был пустой, когда мы приехали. Хотя там были все вещи, что нужны для жизни», — говорит Раушан.

Он сообщил, что подготовил несколько десятков взрывников «не только из Туркменистана, но и других стран». «Прежде чем куда-то вторгаться, мы устраиваем теракты. Чтобы напугать военных и разрушить инфраструктуру», — делится опытом боевик.

На счету группы Раушана — несколько громких терактов в Алеппо: подрыв военного госпиталя, армейской базы, ворот центральной тюрьмы в Алеппо.

Следователь задает вопрос: «Но ведь от взрывов гибнут не только сирийские военные, с которыми вы воюете, но и мирные жители. Вам их не жалко?»

«Коран учит, что если на войне погибнет невинный мирный житель, он попадает в рай», — отвечает, не задумываясь, боевик.

Работник СИЗО усыновил сына террориста

Раушан взял с собой на встречу со спонсорами, которая обернулась «встречей» с силовиками, своего трехлетнего сына Абдулу. Боевики не ждали по дороге каких-то сложностей, а может просто рассчитывали, что мальчик будет хорошей «маскировкой». Теперь ребенок живет в семье служащего сирийского военного.

«Туркменские власти мальчиком не интересуются. Посольства многих стран вообще не забирают погибших боевиков — ведь забирать их означает признание, что они вообще тут есть. Поэтому мы оставили мальчика у себя. Его усыновил один из наших работников», — рассказали сирийские офицеры.

Военные показывают еще одну запись. Однажды по просьбе Раушана мальчика привели в СИЗО. Растерянный Абдул стоит на пороге камеры, робко смотрит на Раушана и пытается вспомнить, кто это. Отец тянет к нему руки и рыдает.

Увидятся ли они еще когда-нибудь…

ОБСУДИТЬ (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.