Гельды Кяризов пока не намерен возвращаться в Туркменистан

На сайте azathabar.com 3 ноября опубликовано интервью корреспондента радио «Азатлык» Гозель Худайбердыевой с известным туркменским специалистом по ахалтекинскому коневодству Гельды Кяризовым, которому полтора месяца назад, после долгих лет тюремного заключения и нахождения под строгим контролем туркменских спецслужб, наконец-то удалось выехать за пределы Туркменистана.

Предлагаем вашему вниманию это интервью в переводе на русский язык.

— Сначала хотим поздравить вас с тем, что вам наконец-то удалось выехать из страны и получить необходимое лечение. Скажите, как вы себя сейчас чувствуете?

— Спасибо, благодарю. Болезни, полученные за последние 10-20 лет, это болезни не только тела, но и души. Скачущее давление, боли в сердце – все эти и другие недуги появились у меня за время моего нахождения под надзором туркменских спецслужб. Сейчас появилась возможность показаться врачам. Я уже был у офтальмолога — предстоит операция на глаза, обследовался у кардиолога, потихоньку избавляюсь от других болячек.

Многие болезни – это результат пережитого, бесконечных волнений, постоянного стресса. Все это на нервной почве. Ведь в Туркменистане моя жизнь и жизнь моих близких находились под контролем. Можно было, конечно, сделать вид, что ты не замечаешь людей в штатском, которые, прикрывая свое лицо мобильным телефоном,  днем и ночью ходят вокруг твоего дома. Но я их видел каждый день. Их присутствие наиболее ощущалось в праздники. Эту картину видели мои близкие, соседи. В такой гнетущей атмосфере невозможно было не нервничать, не волноваться.

— Известно, что вам разрешили покинуть Туркменистан при условии, что вы обязательно вернетесь. Скажите, вы намерены возвратиться туда?

— Нет, в настоящее время я не собираюсь возвращаться в Туркменистан. Думаю, и вы прекрасно понимаете, почему я туда пока не вернусь. Для МНБ и МВД сущий пустяк обвинить человека и упрятать за решетку, а потом делать с ним все, что угодно. Они могут опорочить его доброе имя, крутить и вертеть человеком всякими способами. Кто об этих методах не знает! Всем в нашей стране это известно. Оказавшись в их руках, человек теряет все, даже надежду на то, что сможет вернуть свое прежнее имя, вновь выйти из забвения.

Почти пять десятков лет своей жизни я отдал любимому делу. Имею даже правительственные награды, ордена и медали. И что? Моя пенсия составила меньше 200 долларов. Много лет моей супруге не давали работу. Сам тоже долго был безработным. Детей не принимали в вузы, не давали продолжить дальнейшее образование. Прессинг ощущался во всем. И во всем этом ярко проявился характер власти в Туркменистане.

— Есть информация что власти продолжают оказывать на вас давление даже после того, как вы приехали в Москву. Что, на ваш вгляд, служит причиной преследования вас даже за пределами страны?

— Вся моя жизнь была связана с туркменскими лошадями и алабаями. Я обожаю природу и древнюю культуру своего народа, родного края, свое любимое увлечение – туркменское коневодство и собаководство, которые корнями уходят в глубь веков. Я никогда не вмешивался в политику. Если бы я ею занимался, то, вероятно, был бы лучше тех, кто сегодня меня преследует. Но когда даже без партийного билета невозможно было сделать карьеру, я не стремился вступить в компартию.

Однако они [власти Туркменистана] не оставляли меня в покое. Власти сами вынуждают, подталкивают человека заниматься несвойственным ему делом. Я по своей природе не люблю политику. Я прямолинейный человек и могу сказать правду в лицо человеку, кем бы он ни был. Нас, меня во всяком случае, этому учили. Даже будучи за пределами Туркменистана, наша семья не создавала никакой угрозы для страны, никак ее не опорочила. Все это время мы жили тут своей жизнью. Однако власти не оставили нас в покое и здесь, за пределами страны, они, видимо, хотели, чтобы мы, как и в Туркменистане, оставались бессловесными. Но моя жена Юлия поехала в Варшаву на совещание ОБСЕ и позволила себе там рассказать обо всем, что с нами случилось. Вот в этом и есть причина продолжающихся преследований. Незнакомые люди, проходя мимо нас тут, в Москве, произнесли по-туркменски угрозы в наш адрес за то, что мы не молчали.

— Что вы намерены делать в дальнейшем?

— Сейчас я полностью сконцентрировался на восстановлении здоровья. Ну а потом посмотрим. Здесь, насколько мне известно, много людей увлекаются разведением туркменских овчарок-волкодавов, ахалтекинских лошадей. В этих вопросах у меня имеется большой опыт и знания. Думаю, потихоньку заняться своим любимым делом.

ОБСУДИТЬ (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.