Хлопок-2016: «Людей везли в кузове грузовика, как баранов для продажи на рынке»

Как обычно в сентябре, в Туркменистане вновь массово приступили к уборке хлопка. Несмотря на недавнюю громкую международную кампанию, повлекшую за собой отказ крупных розничных сетей покупать туркменский хлопок или продукцию из него, а также понижение рейтинга Туркменистана в ежегодном докладе Госдепартамента США о торговле людьми, ситуация с использованием принудительного труда в наступившем сезоне-2016, согласно получаемым сообщениям с мест, не изменилась. Власти вновь в принудительном порядке, под угрозой различных санкций, отправляют госслужащих на хлопковые поля.

Проект «Альтернативные новости Туркменистана» продолжает фиксировать подобные факты. Наши наблюдатели – обычные государственные служащие. Вместе со своими коллегами они ежедневно выезжают на работу в поля и делятся с нами своими наблюдениями. Предлагаем фоторепортаж из восточного региона страны – Фарабского этрапа (района) Лебапского велаята (области). С репортажами предыдущих лет можно ознакомиться, пройдя по метке «хлопок».

turkmenistan_cotton_2016

Фарабский этрап – один из отстающих районов в Лебапском велаяте, который регулярно подвергается критике руководства велаята и правительства страны. Поэтому глава района Хасан Меткулиев готов пойти на любые нарушения, закрыть глаза на ущемление прав людей, лишь бы выполнить план по хлопку.

Основным местом сбора, откуда фарабцы выезжают на сельскохозяйственные работы, является местный железнодорожный вокзал. Процедура учета сборщиков, погрузка их в автобусы и отправка начинаются затемно и продолжается до половины восьмого утра. Сюда сходятся все: учителя, медики районной больницы и станции «скорой помощи», сотрудники отделения почты и узла связи, работники сферы культуры и спорта, местного отделения Дайханбанка и санатория «Фараб». Некоторые учреждения закрываются на время хлопкоуборочной кампании из-за отсутствия персонала на рабочих местах, иные сокращают график работы до минимума.

1_turkmenistan_cotton_2016

В сентябре по утрам перед вокзалом наблюдается столпотворение. Людей набирается так много, что для их доставки на хлопковые поля местные власти задействуют владельцев старых автобусов КАвЗ 70-х годов выпуска, обычно курсирующих от районного центра Фараба до поселков и сел внутри этрапа. Все эти старые машины находятся в частном владении, и доставка сборщиков на поля является для водителей таким же принуждением, потому как иначе сотрудники дорожной полиции и представители налоговой службы не позволят заниматься частным извозом. Свидетельством того, что автобусы находятся в личной собственности граждан, служат государственные номерные знаки белого цвета, в то время как госавтотранспорту в Туркменистане выдаются номера зеленого цвета.

Несмотря на мобилизацию частного транспорта, все равно автобусов всем не хватает, а потому местная администрация распорядилась отрядить на перевозку сборщиков грузовые автомашины с открытым бортом, к слову, также принадлежащие частным владельцам.

3_turkmenistan_cotton_2016

«Людей везли в кузове грузовика, как баранов на рынок,- говорит врач фарабской районной больницы. – Грузили по 20-25 человек в кузов, где не было ни скамеек, ни даже каких-то матрасов. Мужчины, женщины и дети сидели прямо на железном полу. Кто-то пробовал ехать на корточках, кто-то, когда от неудобного сидения затекали ноги,  пытался привстать. И вот так, подпрыгивая на кочках и ухабах, мы ехали по бездорожью до самого поля минут 30. Дороги в глубинке настолько плохие, что несколько раз автомашина едва не опрокидывалась на бок и не падала в протекающий вдоль дороги арык».

Опасность угрожает людям на всем пути следования от райцентра до кромки поля. Машины, будь то автобусы или грузовики с открытым бортом, часто выходят на линию в неисправном состоянии, потому что на серьезный ремонт у водителей нет времени. В автобусы загружается гораздо больше людей, чем имеется посадочных мест. Люди вынуждены всю дорогу стоять в проходе. Еще большему риску подвергаются те, кого перевозят в необорудованных скамейками грузовиках.

2_turkmenistan_cotton_2016

Сами водители знают, что подобная перевозка правилами дорожного движения категорически запрещена и за подобное нарушение можно получить штраф, но только не во время хлопкоуборочной кампании. Требование выполнить план «любой ценой» настолько обязательное для исполнения, что на такие «мелочи», как необорудованный кузов, неисправность в тормозной системе или перегруженность транспортного средства не обращают внимания ни в хякимлике, ни в местной службе дорожного надзора полиции.

«Мне автоинспектор так и сказал: если хочешь потом спокойно работать на своем грузовике, ты должен делать то, что тебе говорят. И попробуй их ослушаться — тебя занесут в «черный список», и потом каждый постовой станет тебя останавливать и по любому поводу выписывать штраф. Вот и приходится вместо кирпичей, песка, цемента перевозить хлопкоробов», — сказал местному наблюдателю владелец грузовой машины, стоявшей на площадке перед вокзалом.

Работа в поле: условий практически нет

Официальные СМИ не устают повторять, что хлопок – это национальное богатство, и участие в его сборе «до последней коробочки» является гражданским долгом каждого. Однако те, кого власти незаконно отрывают от выполнения  своей основной работы и заставляют собирать хлопок, думают иначе.

4_turkmenistan_cotton_2016

Подростки в качестве наемников. По приезду на поле вновь нужно отмечаться.

Наблюдатель АНТ пересказал разговор, услышанный им недавно в одной из машин по дороге в поле. Пассажиры обсуждали между собой проблемы, возникшие утром во время сбора у вокзала и в момент размещения в транспорте. Неожиданно одна из женщин довольно громко пробормотала: «Если, как говорят, хлопок наше богатство, то почему бы хякимлику не организовать сбор этого богатства для тех, кому нужна работа, и не заплатить за нее?»

Люди оживились, и многие согласно закивали, а кто-то добавил: «Если бы им не только хорошо заплатили, но и в нормальном транспорте отвозили туда и обратно, и условия работы создавали, то многие бы поехали». Сидящие в грузовике согласились: да, наверняка нашлись бы тысячи добровольцев из числа безработных, кто без всякого принуждения поехал бы убирать хлопок.

Но нормальных условий на хлопковом поле нет. Госслужащих используют, как покорных рабов, перекладывая на их плечи решение всех вопросов, связанных с пребыванием на поле, питанием и оказанием медицинской помощи.

7_turkmenistan_cotton_2016

«Еду, воду и все необходимое мы каждый раз везем с собой, — сказала медсестра местной районной больницы. — Если арендатор в обеденный перерыв вскипятит для нас воду в титане, то нам это большое подспорье, не надо искать кумганы, таскать воду, разводить костер, чтобы заварить чай и перекусить привезенной с собой едой. Но так мало кто заботится о приезжих».

Сегодня работникам повезло: дети арендатора хлопкового поля весь день разносили из ближайшего колодца питьевую воду.

«Когда жарко, своя вода быстро выпивается, а в округе она только в колодцах или в качальных кранах в частных дворах. Некоторые пьют стоячую арычную воду, серьезно рискуя здоровьем. А что делать, если другой воды больше нет», — рассказывает госслужащий из Фараба.

Отсутствие нормальных условий для работы и отдыха в местах сбора превращает каждый день в экстремальный. Так в сентябре были отмечены случаи отравления испорченными продуктами питания, заражения кишечными бактериями (рукомойников с мылом наш наблюдатель не видел ни в одном месте), обмороков  работающих под прямыми солнечными лучами в наклонном положении людей. 

Дети на полях 

С 2008 года в Туркменистане официально введен запрет на использование детского труда на сельхозработах. Тогда глава государства потребовал от правоохранительных органов на местах привлекать к ответственности руководителей, допускающих участие детей школьного возраста в уборке хлопка. С тех пор массовый вывоз сельских и районных детей на хлопок не отмечен ни в одном этрапе. Однако в кампании «Хлопок-2016», несмотря на запрет, наблюдателями АНТ были замечены случаи участия детей.

6_turkmenistan_cotton_2016

На некоторых присланных нам фотоснимках видны дети дошкольного возраста, резвящиеся на хлопковой куче. Очевидно, родители взяли их с собой из-за того, что не с кем оставить дома. Однако на других фотоснимках можно заметить детей школьного возраста, собирающих хлопок, стоящих в очереди на взвешивание, грузящих сырец в тележку и утрамбовывающих его.

Наблюдатель АНТ поговорил с 14-летним подростком-наемником из Фараба; парень ездит на хлопок вместо своего соседа за 10 манатов в день [около $2 по рыночному курсу].

«На хлопок езжу второй сезон подряд, — сказал мальчик. — Работаю до тех пор, пока классный руководитель не хватится и не придет домой выяснять, почему я пропускаю школу. А я день схожу на уроки – и снова на хлопок. Учительница все понимает, знает, что у нас в семье никто не работает, что мать, отец и старший брат как наемники ездят на хлопок, остальные братья работают в Турции и помогают нам деньгами, в основном зимой и летом, когда нет хлопка или другой какой временной работы. В этом месяце я, например, заработал 270 манатов [около $54]».

5_turkmenistan_cotton_2016

Никого из руководителей этрапа, прокуроров или чиновников управления образования не волнует участие детей в уборке хлопка: чьи эти дети, почему они не в школе, а в поле, кто за это ответственен?

«Для всех важен план и его безусловное выполнение. Любыми силами, включая детские, любыми способами, включая принуждение», — передает наблюдатель АНТ с Фарабского этрапа.

Продолжение следует…

ОБСУДИТЬ (8)

8 комментариев к записи «Хлопок-2016: «Людей везли в кузове грузовика, как баранов для продажи на рынке»»

  1. Если у хлопкового поля есть арендатор, то есть частный предприниматель, который взял в аренду поле для выращивания хлопка, почему этот частный предприниматель пользуется бесплатным трудом гос. служащих? Учителей, врачей ,экономистов, школьников? Разве это поле колхозное? Я помню времена, когда все выходили на уборку хлопка от мАла до вилИка. Но тогда люди жили в СССР. И помогали колхозникам убирать хлопок. И это было нормально. Почему сейчас частные предприниматели используют рабский труд жителей Туркменистана? Если ты частный предприниматель, взял в аренду государственное поле для выращивания хлопка, то сам его засаживай, ухаживай за ним и убирай. Доход от хлопка, я так понимаю, идет в карман частного предпринимателя и его семьи? А это не мАлые деньги!

  2. Если все эти люди откажутся, их всех уволят??? Нет, конечно. Просто трусость и покорность народа, позволяет правительству так относится к нему. Если народ едет, и выполняет эту работу, то и пусть выполняет. Что жаловаться. Все жду, когда же наконец терпение закончится у народа. А они терпят уже довольно долго. Значит все устраивает. Значит ничего не поменяется…

  3. Их туда насильно никто не гонит. Сами приходят. Посмотрите на их лица, улыбки, счастье. «Трудятся» с удовольствием. Дай бог чтобы эти люди были всегда такими радостными и счастливыми. Пускай побольше трудятся на полях и приносят пользу чиновникам.

  4. В 94-95 годы в Мары нас отрывали осенью от учебы в школе, как раз в сентябре, и везли батрачить на хлопковые поля. Пару раз точно съездила, но за небольшую плату нам собирали хлопок местные мальчишки.))
    В Тунисе, например, по рассказам гида, в ноябре-декабре, самый сезон сбора оливок, привлекается чуть ли не вся страна. Платят тунисцам за труд или нет, уже точно не скажу.
    Интересно, как обстоит с коллективным трудом в белорусских колхозах?)
    В России сельское хозяйство поднимают частные фермерские хозяйства и людям за работу платят. Много или мало — это уже другой вопрос.
    Но как уже было сказано выше: из-за боязни остаться без работы человек соглашается на унизительное рабство.

    • На сколько я знаю урожай, на колхозных полях в Беларусских колхозах, убирают работники колхоза. И у них фиксированная заработная плата. Бесплатно никто в Беларуси не работает.

  5. люди не бойтесь воров, пару раз хорошенько подожгите хлопковые поля и эксплуатация граждан в Туркмении прекратится!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.