Хлопок-2017: Итоги мониторинга принудительного труда, рекомендации

Сезон 2017 года показал: власти Туркменистана не только ни на шаг не отошли от привычной практики использования принудительного труда госслужащих в сборе хлопка, но и впервые за последнее десятилетие массово привлекали к этому делу детей. Страна уже второй год подряд находится на низшем уровне рейтинга торговли людьми, а крупнейшие мировые компании публично запрещают хлопок и текстиль из Туркменистана в своей продукции – всё из-за принудительного труда. Для его искоренения, а также для снижения уровня коррупции, о чем власти озаботились в последнее время, высшему руководству страны следует проявить политическую волю и провести земельную реформу, кардинально пересмотреть отношения с производителями, максимально децентрализовать все хлопковую индустрию. В противном случае в условиях острого финансового кризиса ситуация будет только усугубляться.

Туркменистан, 2017 г.

На хлопок с августа по декабрь

В 2017 году принудительный труд на хлопковых полях Туркменистана использовался с конца августа и до начала декабря. Работников сферы образования, здравоохранения,  культуры, спорта, почтовой и электросвязи, солдат срочной службы заставили работать в поле, используя угрозу, шантаж и другие противоправные методы воздействия. У работников ряда госструктур, учителей и врачей руководители собирали по 10 манатов «на хлопок» вплоть до 5 декабря. На эти деньги директора школ и главврачи больниц якобы нанимают наемников, однако наблюдатели АНТ утверждают: в ноябрьские и декабрьские дни на хлопок ездили единицы, а деньги брали с десятков.

Весь сезон людей фактически ставили в безвыходное положение, когда не остается ничего иного, кроме как подчиниться воле начальника: либо ехать самому, либо платить деньги. Второе предпочтительнее.

«Есть принципиальные учителя, которые отказываются давать директору свои кровные и сами выезжают на хлопок, пусть и в ущерб учебному плану, за это им каждый раз приходится выслушивать упреки от руководства, что, мол, они не выполняют план в 50 кг и тем самым позорят школу перед управлением образования. Хотя на выполнение, а, скорее, невыполнение плана тех же наемников никто не смотрит. Все упирается в деньги. Система коррупции выглядит так: скажем, в школе работают 100 человек, включая технический персонал. С каждого собирается по 10 манатов, получается 1000 манатов. На эти деньги реально нанимаются 20-25 человек из числа безработных, каждому из которых платят по 10 манатов. Выходит 200-250 манатов. Из оставшихся 750-800 манатов, полученных от работников, директор оставляет себе половину, а вторую половину отдает своим начальникам в управлении образования. В сезон, который длится почти 4 месяца, руководители предприятий имеют, таким образом, свою годичную зарплату», — сообщил наблюдатель в Лебапском велаяте.

Наемники и несогласные госслужащие (первых по процентам намного больше) вынуждены были выходить в поле и в непогоду, и при отсутствии элементарных условий для работы, и тогда, когда план по хлопку официально был объявлен выполненным. Напомним, что накануне отмечаемого 27 октября Дня независимости Туркменистана хякимы всех 4 хлопкосеющих велаятов отчитались перед президентом страны о выполнении плана по сбору хлопка. Организованная отправка работников учреждений и ведомств на хлопок продолжалась и по достижении рубежа в 1 миллион 50 тысяч тонн. Более того, в некоторых велаятах и этрапах кампания по принуждению людей к продолжению работы после 27 октября даже усилилась – в разы увеличилось количество отправляемых на хлопок граждан и ужесточились требования выполнения дневной нормы выработки.

Там, где хлопок не уродился…

Текущий 2017-й год оказался малоурожайным. Этому способствовали как объективные  обстоятельства – неблагоприятные погодные условия, вызвавшие весной повторный сев, нехватка поливной воды, так и субъективные – низкое качество посевного материала (хлопковых семян), несоблюдение сроков выполнения работ и нарушения правил агротехники ухода за посевами, отсутствие материальной заинтересованности у производителей хлопка, нехватка техники, удобрений и т.д. Особенно плохим хлопчатник уродился на полях Ахалского велаята, а также почти во всех районах Лебапского, в 3-5 этрапах Марыйского и Дашогузского велаятов. Именно в этих регионах местные руководители особо не церемонились с соблюдением прав и законов, мобилизуя населения на уборку урожая.

Неуродившийся хлопок создал для некоторых руководителей проблемы с выполнением плана. Поэтому в районах Ахалского велаята, где в предыдущие годы сотрудники бюджетных организаций не столь масштабно привлекались к уборке хлопка, нынче принудительная отправка на поля проводилась так же широко, как это делалось до сих пор в остальных регионах страны. Более того, хякимы этрапов Рухабат и Бахарлы пошли на прямое нарушение закона, запрещающего использование детского труда на хлопковых полях. В частности, по их негласному указанию районные отделы образования негласно поручили директорам школ организовать отправку учеников старших классов на хлопок в дни осенних каникул.

Туркменистан, 2017 г.

Произошло это в конце октября. Массовая эксплуатация школьников продолжалась от 7 до 10 дней. Сотни учеников на грузовиках вывозились на поля. Это нарушение закона осталось «незамеченным» надзорными органами прокуратуры, ни один чиновник, причастный к эксплуатации детского труда, так и не понес никакого наказания, сообщил наблюдатель из этрапа Бахарлы.

«Наверно, дела [с выполнением плана] шли совсем плохо, раз даже учеников на хлопок отправили», — предположила учительница одной из школ Рухабатского района. Она рассказала, что на сбор остатков хлопка отправляли и учителей. Педагоги этой осенью остались без выходных, потому что вместо отдыха педколлективы в полном составе выезжали на поля.

«Раньше тоже так делали, но не так строго, можно было отпроситься у директора или под другим предлогом не выезжать [на уборку хлопка]. Этот же год был просто кошмарный. Директор ни в чье положение не вникала, а лишь повторяла, что все должны ехать, я ничего, мол, не знаю. Некоторые учительницы, ожидавшие ребенка, предъявляли справку о том, что находятся под угрозой, но директор была непреклонна. Ко всему прочему норму установили 60 килограммов в день. Естественно, никто ее не мог выполнить, во-первых, столько хлопка в ноябре на полях не было, а во-вторых, 60 кг – это немало! Однако все выслушивали упреки и ругань в свой адрес», — сказала она.

Факты принуждения учителей к сбору хлопка в Ахалском велаяте подтвердили 23 ноября местные корреспонденты радио «Азатлык». По их словам, учителя должны были предоставить справку о собранных килограммах. Некоторые женщины-учительницы не могли работать в тяжелых полевых условиях. Поэтому они нанимали вместо себя других, из числа безработных сельчан, и платили им по 10 манатов в день.

«Однако многие иначе решали проблему. Они отдавали 20 манатов директору, и тот сам улаживал все вопросы: находил наемников, предоставлял «наверх» нужные сведения о количестве сборщиков и о собранном хлопке», — сообщило радио.

Сложная ситуация в Ахалском велаяте с выполнением плана вынудила региональные власти привлечь к сбору солдат-срочников из воинских частей Минобороны Туркменистана, расположенных вокруг Ашхабада. Об этих случаях сообщили наблюдатели АНТ из Ахалского и Марыйского велаятов. 23 ноября факт привлечения солдат на сбор хлопка подтвердило и радио «Азатлык». Солдатам также велели собирать в день 60 килограммов хлопка. Несправившиеся подвергались унижениям и оскорблениям со стороны офицеров. Военнослужащим за их труд никаких денег выплачено не было, их питание в полевых условиях было скудным и однообразным.

По сообщениям наблюдателей АНТ, массовое использование принудительного и детского труда отмечалось во многих этрапах Дашогузского, Лебапского и Марыйского велаятов, в которых, по данным специалистов сельского хозяйства, хлопчатник в 2017 году без должного ухода и подкормки уродился низкорослым, хилым, угнетенным камышом и другими сорняками. Тем не менее, хякимы всех велаятов одновременно 23 октября доложили президенту о выполнении взятых на себя обязательств. О том же самом отчиталось и руководство самого северного, Дашогузского, велаята, где к массовой уборке хлопка-сырца приступили на 15 дней позднее, чем в других регионах.

Помимо принуждения граждан к выполнению несвойственной им работы, в регионах, где хлопчатник не уродился, отмечены многочисленные факты приписок несобранного хлопка, искажения отчетных и статистических данных, внесение в них ложных сведений. Все это делалось местными руководителями ради плана и, конечно же, ради личного обогащения и сохранения за собой занимаемой должности.

Сообщения наблюдателей АНТ о приписках при заготовке хлопка подтвердил 27 ноября директор государственной службы Туркменистана по борьбе с экономическими преступлениями Мамметхан Чакыев. Выступая на выездном заседании Кабинета министров в Туркменабаде, он привел факт участия хякима этрапа Галкыныш Кадырова, его заместителя по сельскому хозяйству Ачилова и директора местного хлопкозавода Халниязова в совершении махинаций, в результате которых было приписано 800 тонн несуществующего хлопка. В отношении этих лиц возбуждено уголовное дело, ведется следствие, сказал М. Чакыев. Он сказал также, что подобные факты выявлены и в других местах, однако цифры приписок не озвучил. Нетрудно представить себе объем незаконного зачисления несобранного хлопка в целом по Туркменистану, если только в одном среднестатистическом этрапе смогли «нарисовать» 800 тонн хлопка.

Есть и другие моменты, ставящие под сомнение выполнение плана и  указывающие на то, что приписки, повсеместное использование ручного принудительного труда, приобрели массовый характер. Так, председатель Высшей контрольной палаты Туркменистана Ч. Гылыджов на заседании Кабинета министров в Мары 28 ноября, то есть спустя больше месяца после официального выполнения плана, заявил, что во всех регионах страны «на хлопковых полях урожая еще достаточно». Он также отметил, что «имеются все возможности для получения дополнительного объема урожая, используя при этом ручной сбор и, при необходимости, хлопкоуборочные комбайны».

Наблюдатели АНТ полагают, что уборка оставшегося урожая, а, следовательно, и принудительный ручной труд, будут продолжены и в середине декабря, несмотря на то, что в некоторых регионах утром уже давно минусовая температура.

«Мы работали, как батраки на баев»

Наблюдатель в Огузханском этрапе Марыйского велаята обратил внимание на то, что в большинстве случаев сборщиков из городов заставляют работать на полях, которые находятся в личной собственности и/или на долгосрочной аренде у бывших и нынешних руководителей, либо у состоятельных людей.

Дашогузский велаят, 2017 г.

«В свое время на Ховузханском массиве десятки обеспеченных людей получили от 25 до 50 гектаров земли. Одни воспользовались своим влиянием и служебным положением и стали мюлькдарами (землевладельцами), другие добились того же самого путем дачи взятки. Эти новые туркменские баи теперь сеют хлопчатник, а работать в поле внаклонку желания у них нет. Поэтому местные власти отправляют тысячи людей из Мары, Байрамали и других городов работать на полях этих баев. И что это, как не батрачество», — вопрошает местный наблюдатель АНТ.

Закономерность, на которую обратил внимание наш марыйский обозреватель, оказывается, присуща и другим регионам. К примеру, в Дашогузском велаяте всех бюджетников из городов и райцентров отправляют на Шасенемский целинный массив, в этрап Рухубелент. В разные годы отстраненные от должности чиновники районного и областного масштаба оформили там на себя или на своих родственников, по разным оценкам, от 3-х до 5 тысяч гектаров земли.

Работник Дашогузского велаятского объединения Министерства коммунального хозяйства Туркменистана так описал свое участие в уборке хлопка:

«Коммунальщиков гонят на хлопок в числе первых. Станешь возмущаться, противиться – поплатишься работой, а на твое место возьмут, причем за деньги, другого, более сговорчивого. Благо, желающих искать не надо, они сами стучатся в дверь. Безработица в нашем регионе повальная. На хлопке ты ощущаешь себя еще большим рабом, чем на работе, потому что мы собираем хлопок на полях богачей. Иногда такой появляется у кромки поля и, словно рабовладелец, оценивающе смотрит на прибывших из города, ну, почти как на своих рабов. Вот в ноябре мы работали на человека, который в прошлом был крупным начальником, а потом стал владельцем 50 гектаров земли. И таких здесь, в Рухубеленте, много. И они разные. Большинство скупые, как все богачи, платят по минимуму, условий для работы не создают, покрикивают на нас, будто мы на самом деле их рабы. Но есть и хорошие баи, кто и воду чистую в поле к работающим доставит, и в обед сытно супом накормит, и относится по-человечески, их мало, но они есть. Когда тебя привозят в Рухубелент, ты никогда не знаешь, на кого сегодня будешь работать, на хорошего бая или на плохого».

Люди охотно работают там, где им за собранные килограммы платят по установленному тарифу в 0,20 манатов, и где к ним относятся хотя бы уважительно. Но таких мест и таких землевладельцев очень мало. Из-за этого принуждаемые к сбору хлопка бюджетники и наемники свой протест выражают малопроизводительным трудом.

Вот что в этой связи рассказал сборщик из Туркменабада, чье основное место работы предприятие «Лебапбалык»:

«Мой начальник велел ехать на хлопок на месяц, сказав, что после 30 дней придет смена. Я вышел от него молча, так как ясно было, что в случае отказа потеряю работу. Из-за того, что нас насильно, под угрозой увольнения, отправляют на хлопок, многие сборщики из города работают в поле по принципу «лишь бы день прошел». А что? Зарплата на работе у всех сохраняется. Поэтому никто не надрывается в рядках. Кто-то, собрав полфартука хлопка и положив его себе под голову, спит, если погода позволяет, женщины привозят с собой вязание, мужчины играют в карты либо рыбу ловят в местных водоемах. В общем, по-всякому тянем время, лишь бы отбыть ссылку и от начальника по основному месту работу отвязаться. Трудно только в быту: кушать полноценно, мыться, спать. Семейным еще труднее: они целый месяц не видят своих детей».

Рекомендации для предотвращения эксплуатации детского и принудительного труда 

Наблюдатели АНТ, отметив особенности хлопкоуборочной кампании 2017 года, представили свои рекомендации, следование которым позволит правительству Туркменистана, во-первых, упорядочить процесс по возделыванию хлопчатника, сделать хлопковую отрасль эффективной и малозатратной, а, во-вторых, сначала уменьшить масштабы использования принудительного и детского участия, а впоследствии и вовсе отказаться от массового привлечения людей к работе в поле.

В мониторингах АНТ за предыдущие годы некоторые рекомендации уже были озвучены. Прошло достаточно времени, однако правительство Туркменистана проигнорировало их, поэтому ситуация с использованием принудительного и детского труда осталась прежней, а кое-где даже ухудшилась. В связи с этим мы вновь обращаем внимание туркменских властей на:

— необходимость проведения земельной реформы и совершенствование производственных отношений в хлопководческой отрасли с передачей земельных участков в частную собственность хлопкопроизводителей;

— повышение заинтересованности хлопкопроизводителей в получении высоких конечных результатов путем введения выгодных для них закупочных цен на хлопок с учетом общей инфляции и девальвации туркменского маната. Тонна сданного государству хлопка сегодня стоит 1650 манатов, что по рыночному курсу составляет менее 200 долларов, хотя в еще в 2015 году 1650 манатов равнялись 470 долларам;

— необходимость пересмотра ранее заключенных договоров, согласно которым на целинных массивах частным лицам в долгосрочную аренду были предоставлены земельные угодья площадью от 15 до 100 гектаров; поскольку владельцы этих площадей самостоятельно не справляются с объемом работы, то их поля становятся местом массового использования принудительного и детского труда;

— повышение культуры земледелия, неукоснительное соблюдения требований агротехники возделывания хлопчатника с целью максимального использования возможностей хлопкоуборочных машин на целинных массивах и в отдаленных хозяйствах, где ощущается нехватка сборщиков;

— повышение экономической грамотности хлопкоробов путем проведения для них обучающих тренингов и семинаров по широкому кругу вопросов, связанных с производством хлопка и получением высокого дохода;

— строгое соблюдение законности при предоставлении государственных услуг по возделыванию полей, уходу за растениями, поставке удобрений и химикатов. Перевод соответствующих госструктур в частное управление позволит снизить госрасходы и повысить качество предоставляемых услуг дехканам.

***
Редакция АНТ благодарит своих наблюдателей, которые, несмотря на все попытки спецслужб Туркменистана предотвратить утечку информации с хлопковых полей, провели данный мониторинг использования принудительного и детского труда в сезон сбора сырца и предоставили АНТ фотодокументы. В 2018 году мониторинг будет продолжен, а пока мы объявляем о наборе дополнительных наблюдателей со всех регионов Туркменистана. С потенциальными кандидатами будут проведены тренинги за рубежом по международным трудовым стандартам и правам, а также по цифровой безопасности для передачи информации. Все расходы покрываются приглашающей стороной. Дополнительная информация последует.

ОБСУДИТЬ (4)

4 комментария к записи «Хлопок-2017: Итоги мониторинга принудительного труда, рекомендации»

    • Аноним, так было, так есть, и так будет всегда, ЕСЛИ БУДЕМ МОЛЧАТЬ И ТЕРПЕТЬ! Под лежачий камень вода не течет. С хлопковым рабством в Туркменистане можно покончить, но для этого надо сообщать миру о наличии этого рабства и избавляться от него всеми способами. Респект всем, кто мониторил

  1. Если молчать, то будет не только так, а еще начнут отправлять на хлопок и младших школьников. А если об этом постоянно трубить, привлекать международное общественное внимание, то когда-нибудь этому рабству придет конец. Как известно, капля камень точит… Спасибо вам АНТ, что не оставляете эту тему и ведете ее из года в год, продолжайте в том же духе, и всегда найдется кто-то, кто захочет вам помогать информацией и фотоснимками.

  2. Друзья здравствуйте. Я ранее писал вам письмо по поводу представителя мнб нового аэропорта Ашхабада, вы так и не ответили. Сможете помочь найти его. Пожалуйста помогите мне и я вам завтра помогу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.