Мары: Глубокая осень, но мобилизация людей на хлопок продолжается

Несмотря на публикации в государственных СМИ о том, что при уборке хлопка на полях активно задействованы комбайны, наблюдатели АНТ, проводившие в южном регионе Туркменистана независимый мониторинг, отмечают, что, по крайней мере, на конец октября почти весь урожай был собран вручную. Причем большая его часть – руками тысяч людей, вынужденных ездить на уборку хлопка под угрозой увольнения.

Альтернативные новости Туркменистана (АНТ) публикуют очередные свидетельства использования государством принудительного труда.

***

22 октября

Каждое утро с начала сентября и вплоть до сегодняшнего момента перед 14-й школой города Мары собираются учителя и техперсонал нескольких средних учебных заведений. Это лишь одна из точек в городе, так называемых пунктов сбора, куда  сходятся десятки бюджетников. Всех их повезут на хлопок в «дневную» смену или с ночевкой. Всего подобных пунктов по городу около тридцати. Ездят врачи, медперсонал, работники всех бюджетных организаций и предприятий.

Сегодня перед школой примерно человек 80. Время от времени подъезжает государственный автобус местного автопарка, людей пофамильно сверяют с заранее составленными списками, а если кто-то нанял вместо себя человека, то наемник говорит, кого он представляет. Но таких сегодня, да и вообще в этом сезоне, немного. У населения низкие зарплаты, чтобы позволить себе платить кому-то деньги.

Огулгерек, уборщица одной из городских школ:

Сегодня повезло – нас повезут в Сакарчагинский район, это близко от города, всего 25 километров. Вообще нас, работников школ, далеко стараются не отправлять, потому что вечером нужно еще возвращаться. А вот коммунальщиков, связистов, рабочих промышленных предприятий везут далеко и с ночевкой – в Каракумский район за 60 км, в Йолотен за 70 или вообще в глухомань Ханховузского массива, в Огузханский район за 100 с лишним километров. Примерно до пятого октября хлопка было мало, за день, в лучшем случае, удавалось собрать 10 килограммов, а сейчас, в октябре, получается по 25-30 кило, но проблема в том, что поля там небольшие, арендаторы сами вполне справляются. Мы им особо не помогаем, но нас все равно исправно посылают. В хозяйстве одного колхоза арендатор отказался нас принимать, сказал, что сам все соберет. Мы попробовали было настоять, сказали, что нас к вам из города послали. Тогда он ответил, что пустит с условием, что платить не будет. Мы тут же дружно погрузились обратно в автобус и поехали искать другое поле.

Вопрос оплаты для людей стоит остро. В стране кризис, зарплаты не хватает, цены растут. Перед выходом в поле арендатор и городские сборщики договариваются об условиях работы: фермер платит 0,20 маната за 1 кг, но предоставляет воду, чай и хлеб, либо платит 0,30 маната, но сборщики не беспокоят его даже по поводу питья. Идет самый настоящий торг со своими условиями и уступками, обговаривается каждая мелочь, даже то, сколько хлопка при взвешивании арендатор будет скидывать за влажность и сорность. Люди почти всегда выбирают второй вариант, с оплатой в 0,30 маната, потому что запас еды на дневную поездку привезти из дома несложно. Многие и не мудрствуют лукаво: лепешка, пучок зеленого лука и 1-2 бутылки воды.

Нурбиби (имя изменено), учитель туркменского языка и литературы одной из школ:

— 6-7 октября, в субботу и воскресенье, шли проливные дожди. В понедельник нас отправили собирать хлопок в дехканское хозяйство Ак Алтын Марыйского района. Договорились с арендатором по 0,30 маната. Люди работали весь день, не разгибая спины, а когда настало время сдачи хлопка, арендатор объявил, что за влажность скинет ровно половину объема. Многие стали возмущаться, мол, почему он сразу об этом не предупредил, люди вообще не напрягались бы, стоя по щиколотку в месиве из глины. Но он был непреклонен: если не хотите, то отдавайте так [бесплатно], хлопок мой, я вас сюда не звал… Весы показали, что я собрала 40 килограммов, а фермер записал 20 и отсчитал мне ровно 6 манатов. Шесть манатов! [0,32 американских цента по рыночному курсу, – прим. АНТ]. Если это не рабство, то что это тогда?! Конечно, арендатор стал оправдываться, мол, и ему при сдаче хлопка на заводе тоже скинут, но не половину же объема! Домой люди вернулись уставшие, грязные и злые.

Наблюдатель АНТ записал несколько подобных сведений, когда сборщики открыто выражали недовольство по поводу влажности хлопка. Работник водонапорного узла предприятия «Марыагызсув» Гурбангельды (имя изменено) сказал, что с 5 по 14 октября их практически всем коллективом повезли в Йолотенский район с ночевкой на 10 дней.

— Люди ехали в надежде, что смогут что-то подзаработать к своей зарплате в 600 манатов (чуть больше $32). Например, в прошлом году за весь сезон мне удалось собрать хлопка на две месячные зарплаты. А за нынешнюю десятидневную поездку я собрал 640 килограммов, откуда арендатор собирался скинуть 140 кг за влажность, но мы с ребятами буквально взяли его за грудки: это наш честный труд, это хлопок, собранный огромными усилиями. В итоге он снял всего 40 килограммов и заплатил мне 120 манатов [$6,5], или стоимость 4 килограммов мяса… К сожалению, сезон провальный для нас.

План в СМИ выполняется, а в реальности – нет

Марыйская область, самый крупный регион-производитель хлопка, в 2018 году должна собрать, по распоряжению президента, 313 тысяч тонн сырца. Раньше, когда главный праздник Туркменистана – День независимости – отмечался 27 октября, руководитель областной администрации одновременно с коллегами из других хлопкосеющих регионов приезжал накануне праздника в Ашхабад, чтобы лично рапортовать президенту о выполнении плана по хлопку. Эта церемония была традицией, и она соблюдалась все последние годы, независимо от того, был ли этот план выполнен или нет.

В октябре 2018 года праздник перенесли на месяц раньше, на конец сентября. Сообщать о выполнении задания еще слишком рано по времени. Но и в конце октября, как это было прежде, победных известий от областных хякимов не последовало: нет праздника – нет и рапортов. По данным Министерства сельского и водного хозяйства Туркменистана, по состоянию на 1 ноября, в Марыйской области госплан выполнил лишь Каракумский район, а в целом по региону госзаказ на хлопок реализован на 80,5 процентов. Эта цифра лишний раз доказывает, что все октябрьские трудовые рапорты в предыдущие годы были липовыми, а указанные в них цифры собранного хлопка – приписанными. Но справился ли Каракумский район на самом деле?

«На полях работали комбайны-призраки»

1 ноября госинформагентство «Туркменистан сегодня» сообщило о победе хлопкоробов Каракумского района, которые сдали государству свыше 44 тысяч тонн сырца. Официальная пресса подчеркивает, что в нынешнем году арендаторы получили «особенно мощное техническое обеспечение» в виде хлопкоуборочных комбайнов в количестве 324 единиц. «На 41 машину больше, чем в прошлом году», уточняет пресса.

Наблюдатель АНТ съездил в село Гуртлыдепе сельсовета Акмейдан Каракумского района, чтобы поговорить с местными дехканами.

Мухаммет (имя изменено), арендатор 3 гектаров земли:

— Ни один комбайн на наши поля не заезжал, тем более, как написали в газетах, в начале сезона. В сентябре убирать еще было нечего, а сейчас мы уже все собрали сами. Я часто хожу в контору дехканского объединения, отчитываюсь за собранный хлопок, расписываюсь за полученные от государства услуги, там же вижусь и общаюсь со своими коллегами-фермерами, но никто ни разу не сказал мне, что он запустил на свое поле комбайн. Насколько я знаю, в белуджские хозяйства комбайны тоже не заходили, они сами всегда все собирают. Если и привлекают комбайны, то разве что в Огузханском районе, где людей действительно мало, и то вряд ли, потому что нам — арендаторам, это невыгодно ни по деньгам, ни по эффективности. Гораздо дешевле нанять сборщиков из города, они и хлопок чище собирают. Прежде чем пустить комбайн в поле, стебли хлопка нужно обработать дефолиантом, чтобы опали листья, а это тоже дополнительные затраты. А комбайны на наших небольших делянках просто не развернутся — земли у фермеров маленькие, по 3-5 гектаров, да и хлопка в этом году было мало.

Отсутствию на полях хлопкоуборочных комбайнов удивляются также и те, кого местные власти заставляют собирать хлопок в ущерб своей основной работе. Сообщения СМИ об «эффективном и высокопроизводительном использовании сотен современных хлопкоуборочных машин» они считают таким же обманом, как и то, что люди сами добровольно едут на хлопок и что со сборщиками вовремя и в полном объеме производится расчет.

Боссан, няня одного из детских дошкольных учреждений города Байрамали:

— Нас, сборщиков от детских садов и ясель, куда только не везут собирать хлопок. Мы  работали во всех отдаленных дехканских хозяйствах района, но нигде не видели, чтобы комбайны группами выезжали в поле, как это показывают по телевизору. Мой родственник работает на телевидении в Ашхабаде. Он рассказывал, как снимаются такие телесюжеты. Сперва находят идеальное для съемок поле, без камыша и других  сорняков, сгоняют туда всю районную технику, комбайнерам велят одеться в национальные халаты и тюбетейки, получается очень красиво. На самом деле, американские и узбекские комбайны, наверняка купленные за десятки, если не сотни, миллионов долларов, стоят без дела – то ли не могут их эксплуатировать, то ли фронта работы для них нет, то ли это дело никому не выгодно. Но я знаю, что показываемые по телевизору сюжеты – это такая же пыль в глаза людям, как и все сообщения о своевременной оплате труда арендаторов и сборщиков. Если смотреть наше телевидение, то собирать хлопок — выгодное дело, особенно тем, кто не имеет работы. И расценка вроде бы неплохая – 0,60 маната за собранный килограмм. Но это тоже обман. Если за кило заплатят 0,20 маната, это хоть что-то. Бывает, что могут вовсе не заплатить. Поэтому добровольцев в поле не увидишь. Все мы едем на хлопок либо по принуждению, либо по найму.

2 ноября другой наблюдатель, ссылаясь на тех, кого из областного центра привезли собирать хлопок в Каракумский район, высказал сомнение по поводу поступившего из этого района победного рапорта. Он не исключает, что тех 44 тысяч тонн хлопка, которые, исходя из рапорта, пополнили заготовительные пункты района, на самом деле нет, стоит только провести контрольный замер.

Вельмурат (имя изменено), работник детского сада в районном центре:

— В октябре мы собирали хлопок в Каракумском районе, и я не видел полей с нормальным хлопчатником. Кусты низенькие, от силы 25-30 сантиметров, на каждом по одной-две коробочке. Явно, что посевам чего-то недодали – то ли воды, то ли удобрений. Как с таким хлопчатником район выполнил план – ума не приложу.

Между тем, 5 ноября государственные СМИ сообщили о сборе 1 миллиона тонн хлопка.

Работники водоканала собираются на хлопок с ночевкой

«У начальства один ответ: пиши заявление!»

Коммунальная служба города Мары и всей области — одна из многочисленных бюджетных организаций, чьи работники постоянно принуждаются к выполнению несвойственных им работ. Комхоз состоит из десятков мелких и средних предприятий, каждое из которых выполняет присущие только ему функции: очистка и вывоз мусора, водоснабжение, канализация, благоустройство территорий, озеленение, обогрев и эксплуатация жилых зданий, автопарк и прочее. Каждая организация должна выделить на хлопок людей сроком на 10 дней. Потом на те же 10 дней поедет другая группа. Каждая отправка только по городу Мары – это примерно 110-115 человек. По области общее число хлопкосборщиков от предприятий коммунальной службы составляет примерно 750 человек.

Гурбангельды, работник водонапорного узла предприятия «Марыагызсув»:

— Вот еду я на 10 дней, а мой напарник будет работать за двоих. У меня тут всё – раскладушка и постель, мешок с продуктами, бритва, мыло, смена нижнего белья. Если откажешься от поездки на хлопок или найдется серьезная причина, по которой ты не можешь отлучаться из дома на 10 дней, тут же услышишь от своего начальника: пиши заявление по собственному желанию! У нас тут один воспротивился было, – мама у него сильно заболела, нужен был уход за ней. Ему наш начальник так и сказал: пиши заявление и сколько хочешь сиди со своей мамой! Парень нашел кого-то вместо себя, заплатил ему 200 манатов за 10 дней пребывания на хлопке и таким образом и место за собой сохранил, и мать больную не оставил.

Опрошенные наблюдателями АНТ работники школ и детсадов также говорят, что за отказ от сельхозработ начальство предлагает уволиться добровольно.

Хлопка нет, а норма есть

Наблюдатели 24 октября сообщили, что в Марыйской области, как и в других регионах, в этом году ощутили нехватку поливной воды и влияние прокатившейся над всей страной соляной бури в мае. Эти объективные факторы и природные катаклизмы не прошли бесследно для хлопководческой отрасли и для всего сельского хозяйства региона.

Говхер (имя изменено), технический работник одной из школ города Мары, разговор записан наблюдателем 25 октября:

— Неделю ездим сюда. Хлопка почти нет, зато норма 60 килограммов. Хорошо еще, что за невыполнение нормы не увольняют с работы. Директору важнее отчитаться о количестве отправленных людей, он уже и тому рад, что ты без разговоров поехал на хлопок. Сколько собираем? Да мало, совсем мало, по 15-20 кг, в среднем, на человека. Но умудряемся как-то договариваться с арендатором или с тем, кто его замещает, насчет справки с завышенными цифрами. Скидываемся по 1-2 маната за получение этой справки с печатью администрации хозяйства. Короче, все друг друга дурят, как могут. Мы подсовываем липовую справку директору, он «втирает очки» начальнику управления образования, тот дает ложные сведения в хякимлик, ну, а хяким, сами знаете, куда…

Закон можно обойти

Хлопок в Марыйской области в текущем году дается с трудом. Наиболее остро маловодье и иногда засуху хлопковые поля ощущали в Туркменкалинском, Тахтабазарском, Серхетабатском, Огузханском районах, в некоторых хозяйствах Байрамалийского и Векильбазарского районов. Проблема с поливом растений в совокупности с другими организационными неурядицами, а также с субъективными факторами привели к тому, что осенью на уборку хлопка пришлось мобилизовать всех и вся. И даже старшеклассников.

Официальных бумаг или письменных распоряжений по поводу привлечения школьников к сбору хлопка, естественно, не было и не могло быть, так как, в соответствии с законом, это недопустимо, а в случае нарушения должно повлечь за собой наказание. Но в Марыйской области, как и в других регионах Туркменистана, закон могут и умеют ловко обходить. Ловкость заключается в том, что учебный процесс в школе формально вроде бы не нарушается, а на самом деле полноценных занятий в классах нет, потому что учителя вынуждены собирать урожай. В таких случаях школьные уроки либо отменяются, либо заменяются другими предметами или учителями, чья “хлопковая” смена придет в следующий раз.

Хотя в Мары городских школьников на хлопок в этом году не отправляли, наблюдатели отмечали случаи привлечения детей в районах. В некоторых школах Векильбазарского  и Огузханского районов директора и завучи отменяли уроки или сокращали их до одного-двух, после чего старшеклассники оставляли свои портфели и сумки в классе и пешком ходили до близлежащих полей. Дети собирали хлопок до завершения своей учебной смены и даже до наступления сумерек.

Общее количество сборщиков из Мары и Байрамали, из 6 городов в составе районов и более 10 поселков городского типа, которых местные власти и подконтрольные правительству СМИ выдают за «добровольных помощников хлопкоробов-арендаторов», официально не озвучивается. Вести подсчет тоже нереально, так как отправка людей на хлопок не всегда осуществляется централизованно и организованно. Каждое предприятие или учреждение формирует «команду сборщиков» возле своего офиса, отправка производится по мере наполнения автобусов. Тем не менее наблюдателям АНТ удалось навскидку определить, что из Мары на хлопок ежедневно вывозится от 1100-1300 человек. Чуть меньше людей мобилизуют в Байрамали — во втором по величине городе. От 350 и выше сборщиков дает каждый город в составе  района и каждый поселок городского типа. Это только те, кто едет на световой день. Кроме них, есть сборщики на ночлег. Их точное количество наблюдателям установить не удалось, так как в каждой организации своя система и свои сроки смены сборщиков. Если одни меняются через каждые 10 дней, как заведено в системе коммунального хозяйства, то другие отбывают хлопковую повинность помесячно, а потом меняются.

В первой декаде ноября по ночам уже устанавливается минусовая температура, да и днем холодно, но горожан все еще отправляют на хлопковые поля. И так будет продолжаться до тех пор, пока из столицы не поступит отмашка закончить хлопковый сезон.

ОБСУДИТЬ (4)

4 комментария к записи «Мары: Глубокая осень, но мобилизация людей на хлопок продолжается»

  1. Годам и десятилетиями ничего не меняется

    2012 год в Мары также возили людей по утрам
    6-15 утра народ собирался в районе базарчика Мерв и оттуда автобусы увозили их на поля

    проклятая жизнь в Туркмении когда же что то изменится

  2. А самое что ужасное это то, что хлопок собирают только марыйцы, ташаузцы и чарджуйцы, а Ашхабад никогда не ездил и не ездит, они и не знают, что такое собирать хлопок в ноябре, когда холод, дождь и даже уже снег. Столица не знает, как это ночевать на полу в холодном здании или как вставать рано утром и в темноте идти в поле, как мерзнут руки даже в перчатках. Да пропади пропадом эта работа, за которую люди держатся. Здоровье дороже, его ни за какие деньги ни купишь.

    • > Столица не знает…

      Разделяй и властвуй. Удивительно грамотно это государство собрано, работает практически без сбоев. В силу особенностей географии серьёзных врагов не имеет, так что ситуацию раскачивать никому не интересно. Думаю, ещё сотни лет сможет так существовать.

  3. в Туркменистане очень много глупых рабов-стукачей, которые борются между собой за теплое место у задницы аркагада для лизания его очка !!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.