Поступление в вузы “под колпаком” МНБ

В Туркменистане начался прием документов в высшие учебные заведения. Уже известно, что на первый курс институтов и университетов будет зачислено 8 тысяч 308 студентов, что на 1052 человека больше, чем в прошлом году, а в училища и профлицеи – 8 тысяч 317 и 25 тысяч учащихся, соответственно.

Для десятков тысяч молодых ребят и девчат настала горячая пора – им, помимо аттестата о среднем образовании, предстоит представить приемной комиссии массу других документов и справок, заполненных анкет, так что побегать придется немало. Суетятся не только абитуриенты, а также и те, кто имеет хотя бы мало-мальское отношение к поступлению в вуз – родители, члены государственных приемных комиссий, назначенные экзаменаторами преподаватели вузов и, кроме того, многочисленные посредники между взяткодателями и взяткополучателями.

Пока молодежь собирает многочисленные справки, другие заинтересованные лица решают собственные задачи: кому сколько и когда надо дать, кого куда и как устроить. Ведь не секрет, что в Туркменистане мало кто поступает своими силами. У сотрудников госслужбы по борьбе с экономическими преступлениями, созданной на общем фоне начавшейся борьбы с коррупцией, работы в связи с этим, как говорится, непочатый край – только успевай разоблачать мздоимцев и взяткодателей. Тем не менее задолго до начала вступительных экзаменов списки подлежащих к приему абитуриентов уже составлены.

Особняком от всей этой вступительной суматохи держится немногочисленная каста, обладающая неограниченными полномочиями. Это так называемые кураторы МНБ в вузах и средне-специальных учебных заведениях страны. Они имеются в каждом региональном управлении МНБ, но больше всего их в Ахалском велаяте и в городе Ашхабаде, где расположены практически все основные вузы страны. Эти люди никому не подчиняются, кроме своего непосредственного руководителя. Поэтому они ни во что не ставят ни утвержденных президентом членов госкомиссии, ни сотрудников Госслужбы по борьбе с экономическими преступлениями. Отделы МНБ, курирующие систему высшего и средне-специального образования, в среде сотрудников этого ведомства считаются самыми “хлебными” и высокодоходными. Источник в прокуратуре одного из велаятов говорит, что ежегодные “левые” доходы у кураторов и их непосредственных начальников в разы превышают доходы тех, кто обеспечивает безопасность в сфере транспорта или энергетики.

Сказанное отчетливо прослеживается на примере работы некоторых персон из управления МНБ по Ахалскому велаяту. Вся их деятельность направлена не на обеспечение национальной безопасности в курируемой отрасли, а связана с личной выгодой. Для них начался сезон большой наживы. Чтобы заработать, скажем, полмиллиона долларов, им не надо трудиться в поте лица. Достаточно найти желающих дать взятку за поступление в институт или университет и связаться с теми, кто обеспечивает прием в вуз. Преподаватели и члены экзаменационных комиссий знают, чем может закончиться для них невыполнение “просьбы” куратора из МНБ. Никто не хочет связываться с этим ведомством и его сотрудниками – себе дороже выйдет, поэтому все абитуриенты, за которых похлопотали “комитетчики”, принимаются на учебу как успешно сдавшие вступительные испытания и показавшие хорошие знания.

По признанию преподавателя одного из ашхабадских вузов, протеже сотрудников МНБ, МВД и прокуратуры составляют почти половину абитуриентов в рамках квоты приема; 15 процентов поступают по “ходатайству” из Министерства образования, Кабинета министров, Аппарата президента Туркменистана, Меджлиса; 30 процентов идут по спискам преподавателей, экзаменаторов, ректоров и проректоров, и лишь 5 процентов от общего числа принимаемых в вуз поступают за счет собственных знаний. В некоторых, наиболее престижных, вузах это соотношение может варьироваться в ту или иную сторону, вплоть до полного сокращения числа поступающих на общих основаниях, то есть своими силами.

Действующий сотрудник УМНБ по Ахалскому велаяту, уроженец Каахкинского района по имени Бегенч начинал свой путь оперуполномоченным, курирующим ряд ашхабадских вузов. Бегенч умел не только брать деньги и решать вопросы с устройством в подконтрольный ему вуз, но и делиться с начальством. Именно последнее качество позволило ему быстро дорасти до начальника отдела. Но в новой должности Бегенч продержался недолго. Его уличили в двоеженстве. Разразился скандал. Бегенча освободили от занимаемой должности и в качестве наказания отправили “в ссылку” – работать в богом забытый Бекдаш, на западе Туркменистана.

Бекдаш – это, конечно же, не Ашхабад. Здесь много не заработаешь, даже если ты являешься «всесильным комитетчиком». Ссыльный Бегенч это быстро понял и, потратив все свои неправедно накопленные средства на подкуп нужных людей в центральном аппарате МНБ Туркменистана, добился перевода в центр, в Ахалское Управление МНБ, где вскоре обрел утраченные было богатства. В региональном УМНБ все знают, откуда у таких, как Бегенч, шикарные квартиры, жены на полном содержании, роскошные автомобили премиум класса… Вместо обеспечения национальной безопасности страны и региона, эти, дорвавшиеся до власти и должностей оперуполномоченные, путем шантажа и угроз «трясут» богатых людей, действуя так, как в криминальном мире ведут себя авторитеты и воры в законе.

Между тем борьба за “хлебную” должность в отделе, курирующем высшие учебные заведения, после Бегенча еще более обострилась. Сменивший его сотрудник, уроженец Серахского района по имени Эзиз, по всем параметрам превзошел своего предшественника, поставив на поток устройство отпрысков богатых людей в престижные вузы Ашхабада. Умение Эзиза делиться с вышестоящим начальством приносило ему свои дивиденды в виде очередных званий и карьерного роста.  Сотрудник МНБ Эзиз уже спал и видел начало вступительной кампании-2017. Но не вышло: на  доходное место в УМНБ давно уже метил сотрудник по имени Шадурды. В управлении говорят, что “урожай” текущего года на ниве высшего образования “пожнет” именно Шадурды.

Гурбангулы Бердымухамедов, выступая на заседаниях Совета безопасности Туркменистана, каждый раз напоминает о том, что сотрудники правоохранительных органов должны быть кристально чистыми и честными. Однако источники в органах недоумевают, почему президент “забывает”, что тот же МНБ лишь облизывает пальцы от меда, а большая часть урожая через его наделенную неограниченной властью сестру идет прямиком в их семью, но даже липкие пальцы – это сотни тысяч долларов. Может, именно поэтому слова Бердымухамедова пролетают мимо ушей собравшихся вокруг него членов Совбеза, а недавнее разоблачение группы коррумпированных прокуроров – лишь тому подтверждение. Описанные выше факты из службы некоторых сотрудников МНБ – еще одно доказательство.

Азат Хатамов

ОБСУДИТЬ (2)

2 комментария к записи «Поступление в вузы “под колпаком” МНБ»

  1. давно пора ликвидировать полностью прогнившую контору — оплот бандитов и воров!

  2. система образование самая корумпированая отрасаль в стране. И все это знают, начиная с самого главного (барана) до старшеклассников.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.