Туркменистан: Сутенерство и проституция в местах заключения

Это сообщение пришло на сайт АНТ по каналу обратной связи. «У всех, кто живет в Туркменистане, и даже тех, кто уехал оттуда, прививка от страха останется надолго, если не навсегда», — так объяснил свою вынужденную анонимность автор. Редакция публикует письмо с незначительными правками.
«Признаюсь: отбывал наказание за уголовное преступление, освободился по помилованию в октябре 2017 года. Время, проведенное в местах лишения свободы, вспоминать не хочется. Но не забывается история одного парня, звали его Кувват, с которым я познакомился перед самым освобождением. Он-то не попал под амнистию, а оттрубил весь срок от звонка до звонка. Хочу, чтобы о том, что он мне рассказал, узнали как можно больше людей, особенно правозащитники, международные организации, и на его примере поняли, что жизнь в Туркменистане, на самом деле, не счастливая, как считают многие.

Итак, осенью 2015 года Куввата осудили по 135 статье — «мужеложство», дали максимум – 2 года. В руки правоохранителей он попал по наводке. В квартире, куда его пригласили, уже все было подстроено: установлена видеокамера, опергруппа в готовности. Когда дело было сделано, вошли блюстители закона и со словами «ну, все, вы наши клиенты», Куввата и его партнера задержали.

На Житникова (улица, на которой расположен комплекс зданий правоохранительных структур, на фото – прим. АНТ) его пытали, используя разные способы физического воздействия и морального уничтожения. В частности, изощренно пытали электрическим током, прикрепляя электроды к мошонке, и катушкой, как в школе на уроках физики, вырабатывали ток. Пытали и били таким образом, чтобы не оставалось заметных следов. Целью пыток было выведать имена тех, кто предпочитает однополые отношения. В первую очередь интерес представляли солидные люди – обеспеченные, с деньгами, а также работающие в госструктурах и занимающие высокие посты. Находили контакты в телефоне Куввата и вели переписку от его имени с теми, кто вызывал подозрение. В результате сажали их на свой крючок и делали деньги — «доили» богатых, шантажировали высокопоставленных госслужащих…

Вскоре все знакомые, соседи, сослуживцы узнали о Куввате, о том, в чем его обвиняли. Следователи сделали его личную жизнь достоянием общественности, окрасив ее позором. Именно этого: огласки, позора, — как огня, боятся туркмены. На Куввате в его 22-23 года уже стояло клеймо, хуже которого разве что детоубийца. В своем городе, казалось, о его «позоре» знает каждая собака…

Получив два года заключения, Кувват стал обитателем одной из колоний в Сейди. Там он столкнулся с таким явлением, как проституция. Несчастные, получившие срок по статье «мужеложство», становятся предметом торга, на чем делают деньги некоторые сотрудники. Предать огласке нетрадиционную ориентацию человека весьма выгодно заинтересованным лицам. Как правило, туркмены отказываются от родственника, которого судили по 135-й статье. А это значит, что его не навещают, ему не помогают финансово или продуктовыми посылками, он остается со своей проблемой один на один в условиях заключения.

Поскольку получить нормальную еду, медицинское обслуживание, одежду в колонии можно только за деньги, а сносно жить хочется всем, то именно те, от кого отреклись родные, вынуждены идти на однополый контакт за деньги. Стоимость этих услуг 30 манатов. Есть такие, кто соглашается стать чьим-то постоянным партнером, получая от него поддержку и защиту. Некоторые сотрудники тюрьмы знают, что на этом можно заработать, и наловчились делать легкие деньги. Они находят клиентов, а 40-50 процентов от стоимости берут себе. Цена выше на светлых, особенно русских. Что это, как не сутенерство!

Все, кто осужден по данной статье, находятся в одном «кельдыме», то есть сведены вместе. Кувват назвал цифру около 80. И это только в Сейди. Из них русских было всего трое, остальные туркмены.
В условиях антисанитарии и отсутствия нормального медицинского контроля пышным цветом цветут венерические заболевания. Кувват знает, по крайне мере, одного, кто точно вышел оттуда с сифилисом. О средствах защиты, вроде презервативов, речь даже не идет, их там попросту нет, поэтому те, кто вынужден исполнять пассивную роль, имеют все шансы подцепить заразу.

После освобождения Кувват хотел тут же покинуть страну, но, как оказалось, он два года невыездной. Все это время ему необходимо дважды в неделю отмечаться в опорном пункте и на Житникова.

В уголовных кодексах цивилизованных стран давно нет статьи «мужеложство», но Туркменистан не только не собирается от нее отказываться, но, более того, как выяснилось, даже в последнее время ужесточил ответственность за однополую любовь. Если раньше давали максимум два года, то сейчас от 2 до 5 лет. Также те, кто осужден по этой статье, перестали подпадать под помилование. Мать Куввата писала прошение о помиловании перед каждым праздником, но все тщетно – сын ее отсидел ровно два года».

ОБСУДИТЬ (2)

2 комментария к записи «Туркменистан: Сутенерство и проституция в местах заключения»

  1. А чего их искать. Вон один знаменитый племянник аркадага тоже нетрадиционной ориентации, любит пошалить с мужчинами. Известный в городе факт.

  2. Весь Туркменистан надо посадить, все мужчины там такие, если самые высокие министры приседают на колено перед ардогагом, я вам гарантирую если ардагак вытащит они возьмут. А этих мне жалко, ведь им итак трудно, ето женщины в теле мужчины, это тоже самое что я натурал, а в миг окажется все девушки любят друг друга и мне искать из тысячи одну которая посмотрит на меня, а вдруг еще она будет страшной и снова пойски и еще скрываются же тогда шансов меньше. Не понемаю людей почему они злые на них, а кто скажет типа зачем их трогаете скажут, аааа защищаешь их тоже такой наверно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.