«Пока сдашь все анализы, болезнь переходит в следующую стадию». Вновь о здравоохранении в Туркменистане

Отклик читателя

Всё, что вы пишите о системе охраны здоровья населения в Туркменистане, — чистая, но не полная правда. К большому сожалению, государство не только не гарантирует нам здоровье, но ежедневно способствует совершению невидимых страшных преступлений в этой сфере. В этом убеждает грустный опыт нашей семьи, родственников и друзей. За примерами далеко ходить не надо, их так много, что потянет на целую книгу, а то и сборник томов.

Моей маме диагностировали онкологию женских органов. И пока она лечилась, пришлось увидеть много нелицеприятного. В коридорах Международного центра лечения онкологических заболеваний на проспекте Арчабиль ежедневно толпы народа, такое впечатление, что, как минимум, половина страны поражена раковой опухолью. Пока сдаешь все анализы, болезнь переходит в следующую стадию (но без анализов не получишь больничный лист). Чтобы этого не допустить, мы поехали на лечение в соседний Иран, их услуги для нашей семьи были самые доступные. Тамошние врачи не признают заключения своих туркменских коллег, поэтому мама снова полностью прошла медицинское обследование. Правда, в Мешхеде это заняло всего два (!) дня. Но самое удивительное то, что предложенная методика лечения в корне отличалась от ашхабадской. В Ашхабаде ей хотели сначала удалить молочные железы, а потом проводить химиотерапию, а иранские врачи заявили, что это вызовет рост онкоклеток. Сперва, сказали они, нужно пройти химию, а потом оперировать.

Мы приобрели прописанный для химиотерапии препарат и уехали домой проходить первоначальное лечение. Однако на дому туркменские врачи не разрешили ей принимать капельницу, настояли приходить со своим препаратом и капать в онкоцентре. Как потом в приватной беседе призналась медсестра, медучреждение таким образом наживается на пациентах, которым полагается бесплатное лечение. То есть вы прокапали свое лекарство, его спишут как выделенное по государственной квоте, а то, что вам полагалось, продадут другим нуждающимся. Кроме того, за установку капельницы медсестра берет отдельную плату. В общем, лечиться в Ашхабаде очень трудно, а выжить с диагнозом «рак», можно сказать, просто невозможно. К счастью, мы спасли родного нам человека, спасибо иранским врачам. И если вы опросите выживших онкологических пациентов, все они проходили лечение за пределами страны с ее «эпохой могущества и счастья». Президентская семья, кстати, тоже лечится за границей. Как минимум, в элитных частных клиниках Турции, а иначе, в Германии. Так хочется задать вопрос главе Туркменистана, почему он настолько не доверяет своей медицине?

В подавляющем большинстве домов здоровья, как теперь называются у нас поликлиники, поселились покой и тишина. Туда практически никто не ходит. Дело в том, что все услуги платные, а помощи никакой. В ДЗ обращаются в основном работники государственных структур, которым нужен бюллетень по нетрудоспособности. И в этом случае их обдирают, как липку, по полной программе. Знаю по личному опыту: с каким бы недугом ни пришел в ДЗ, нужно заплатить и пройти полное обследование. Как минимум, треть ежемесячной зарплаты приходится отдать в их кассу. А дальше ходишь по всем кабинетам, где до твоего состояния никому дела нет, они просто ставят галочку на листке оплаты. У меня, например, было ОРЗ, но пришлось идти к онкологу, невропатологу, гинекологу параллельно с посещением участкового терапевта. Поэтому к врачу обычно иду в случае крайней необходимости, если, скажем, высокая температура держится несколько дней и не можешь выйти на работу. Но если договорюсь со своим отделом кадров, то не хожу в ДЗ, пользы от них нет.

Уровень заболеваемости в Туркменистане очевиден, а если нет, то достаточно пройтись по медицинским клиникам, и все станет ясно. Но страшнее другое. Экономический кризис тяжело отражается на и без того бедной туркменской медицине. В лабораториях многих лечебных учреждений не хватает реактивов для проведения медицинских анализов. Так тестирование на гликированный гемоглобин [биохимический показатель крови, отражающий среднее содержание сахара в крови за длительный период – прим. АНТ], важное исследование, позволяющее точно диагностировать сахарный диабет и помогающий контролировать эффективность его лечения, не проводится. Врачи отказываются давать направление на обследование. Хотя бывает еще хуже.

Мой знакомый доктор из клиники им. С.Ниязова поведал просто жуткую историю: «У нас в больнице тоже нет реактивов, но направление на анализы выписывают, а результаты пишут приблизительные, как бог на душу положит. Должны же мы как-то лечить своих пациентов».

Они думают, что лечат, а в реальности просто медленно убивают людей. И такие преступления в Туркменистане совершаются в постоянном режиме.

Надо признать, что это не единственный пример криминальной практики в медицине Гурбангулы Бердымухамедова. Возможно, он сам положил ей начало, будучи министром здравоохранения. Именно в те годы, говорят туркменские врачи, начали запрещать ставить диагноз «туберкулез» при обнаружении палочки Коха у обследуемых больных. Приходилось писать в эпикризе «воспаление легких», «бронхит», «пневмония», все что угодно… На сегодняшний день ничего не изменилось.

Так же, как и официальное отрицание существования в стране носителей ВИЧ-инфекции. Между тем, они есть, и в большом количестве, в том числе и в стадии СПИД. Однако таких пациентов лечат от сопутствующих заболеваний (туберкулез, пневмония), что ухудшает их самочувствие. Мой знакомый доктор-инфекционист, проработавший много лет в инфекционной больнице, на вопрос «Есть ли в Туркменистане ВИЧ?», ответил одним жестом, проведя большим пальцем руки по своему горлу.

«Особенно в Туркменабаде», — добавил он. Этому есть логичное объяснение: в связи с безработицей здесь самый высокий процент трудовой миграции за рубеж.

Как с этим жить? Опасность заразиться страшными заболеваниями подстерегает нас, граждан Туркменистана, на каждом шагу – в стоматологическом кабинете, парикмахерской, гинекологии, хирургии и т.д. и т.п. Следовательно, все население страны постоянно проживает в зоне риска. А власти, прикрываясь лживыми лозунгами и такой же лживой официальной статистикой, медленно ведут свой народ на заклание. Что это, если не скрытый массовый геноцид туркмен?!

Бике Хаидова

Есть, что сказать? Пишите нам в защищенных приложениях Signal и Telegram, добавив номер +31684654547. Мы гарантируем вашу конфиденциальность.

ОБСУДИТЬ (1)

Один комментарий к записи ««Пока сдашь все анализы, болезнь переходит в следующую стадию». Вновь о здравоохранении в Туркменистане»

  1. Надпись на двери на заглавной фото: дерьмо хана. Могуч туркменский язык, отражающий действительность в пещерном государстве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.