Туркменистан: По приказу из МНБ в колониях глушат мобильную связь

Bayramaly

Родственники осужденных ожидают свидания в колонии MR-K/16

На днях в редакцию АНТ о закрытых тюрьмах Туркменистана поступила очередная весточка. Ее прислал недавно освободившийся человек, настоящее имя которого нам известно, но в целях его безопасности мы назовем его Батыром. В общей сложности Батыр провел в местах лишения свободы без малого 6 лет, а последнее время отбывал наказание в исправительной колонии строгого режима LB-K/11, близ поселка Сейди Лебапского велаята.

Рассказ Батыра мы решили разделить на три части, по темам, потому что каждая из этих тем важна и заслуживает отдельного внимания.

Часть I. По приказу из МНБ в колониях глушат мобильную связь

Бывший осужденный Батыр рассказал АНТ, что осенью 2014 года во все исправительные учреждения страны поступил приказ из Министерства национальной безопасности об установке аппаратуры, подавляющей сигнал мобильной связи. По его информации, приказ непосредственно связан с нашумевшей кампанией в защиту активиста за права белуджей Мансура Мингелова, осужденного на 22 года по ложным обвинениям, и фильма АНТ «Туркменистан: Жизнь за решёткой», основанного на интервью со Станиславом Ромащенко.

Целью приказа является предотвращение утечки информации из мест лишения свободы. В некоторых колониях приказ был исполнен немедленно. Так было, например, у них в LB-K/11, а в MR-K/16 (г. Байрамали) – лишь к марту 2015 года. Заключенные этой колонии дольше других пользовались возможностями мобильной связи, платя за это наличными руководству исправительного учреждения.

«В конце концов, все зоны, таким образом, остались без связи с внешним миром», — сказал Батыр.

По сведениям бывшего заключенного, в рамках борьбы с утечкой информации из мест лишения свободы администрации всех колоний, по требованию руководства МНБ, также стали практиковать систему прослушивания разговора заключенных с прибывшими к ним на свидание родственниками. Запись разговора используется в обязательном порядке, когда свидание получают осужденные, проходящие по картотеке администрации, как «неблагонадежные». В основном это касается заключенных-иностранцев, а также местных белуджей, узбеков, представителей других национальных меньшинств, которые, в отличие от туркменов, могут потребовать уважительного к себе отношения, отстаивают, насколько это возможно и допустимо в тюремных условиях, свои права.

Запись и прослушивание разговора во время свиданий с родственниками проводится при помощи «жучков» и миниатюрных диктофонов. Прослушивают даже суточные свидания осужденных с их женами.

«Выглядит это так: заранее, то есть до того, как пара займет комнату для свиданий, «менты» [оперативные сотрудники колонии] прячут прослушивающие аппараты под тумбочкой или кроватью, а утром, перед сдачей комнаты, заходят и забирают передатчики. Передатчики чёрного цвета, размером со спичечный коробок, корпус железный, по бокам разъёмы для USB, индикаторы, аудиовыход», — сообщил Батыр.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
2016-03-20
«Весь Туркменистан – одна тюрьма!» Бывший заключенный - о коррупции, туркменском правосудии и тюрьмах
В декабре 2015 года осужденные из числа иностранных граждан подняли бунт в колонии LB-K/12 после того, как их этапировали из другой колонии – MR-K/16, в городе Байрамали
Редакция АНТ напоминает, что международные правозащитные и гуманитарные организации по-прежнему не могут получить разрешение на посещение мест лишения свободы. В некоторых случаях, как это было в 2014 году, правительство Туркменистана проводит показ тюрем страны иностранным дипломатам, представителям ОБСЕ и Международного Красного Креста. Однако доступ иностранцам ограничивается лишь новой женской колонией DZ-K/8. В исправительные учреждения, вызывающие особый интерес, например, в тюрьму AH-T/2 («Овадан-Депе»), доступа международным наблюдателем по-прежнему нет.

По сведениям бывшего заключенного Батыра, «показательные экскурсии» заранее тщательно организовываются, место посещения иностранцев заблаговременно приводится в порядок, с заключенными проводится инструктаж, а неблагонадежные и те, кто может «не то ляпнуть», вовсе изолируются.

Таким образом, последнее время вся информация о происходящем за колючей проволокой исходит от тех, кто вышел на свободу. Именно благодаря таким, как С. Ромащенко и Е. Супушев, а теперь и Батыр, мы получаем информацию из застенков. И как бы власти не пытались сохранить все в тайне, тайное рано или поздно все равно станет явным.

Серьезную обеспокоенность у представителей международных правозащитных организаций вызывает ситуация в местах лишения свободы в Туркменистане, в частности, отношение персонала пенитенциарной системы к заключенным, отсутствие информации у родственников о судьбе исчезнувших в туркменских застенках. Об этом, в частности, шла речь и на состоявшейся 3 мая встрече правозащитников с депутатами Европейского Парламента.

В следующих материалах на тюремную тему «Альтернативные новости Туркменистана» расскажут о бесчинствах руководства колоний, сопровождающихся избиением осужденных, о тотальной коррупции в тюрьмах, а также о случаях смерти заключенных от туберкулеза и сердечно-сосудистых заболеваний.

ОБСУДИТЬ (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.