«Хоть на край света». Туркмены массово оформляют заграничные паспорта

Если еще года два-три назад в Туркменистане новый биометрический паспорт для поездок за границу можно было оформить за две недели, то сейчас, как сообщают источники АНТ, процесс затягивается на месяц-полтора. Причина – жители «Эпохи могущества и счастья» — так в местных СМИ называют время правления Гурбангулы Бердымухамедова — в массовом порядке собираются искать лучшую жизнь за пределами своей Родины. Кто-то устал от экономической нестабильности, безработицы и тотальной коррупции, кто-то ищет лучшее настоящее для себя и прекрасное будущее для своих детей. В феврале, в репортаже «Побег из «рая». Почему туркменистанцы уезжают в поисках лучшей доли», мы сообщали о больших очередях перед представительством МВД России в Ашхабаде. Люди приходят сюда за статусом переселенца, чтобы уехать навсегда в необъятную, но документ до сих пор не выдают – нет бланков. В этот раз корреспондент АНТ Азат Хатамов по заданию редакции съездил в Мары, чтобы поговорить о наболевшем с людьми в очереди в миграционной службе и послушать, о чем они говорят между собой. Предлагаем вашему вниманию его репортаж.

***
«Брат, куда надо? В миграцию?» — спрашивает таксист, едва остановившись и опустив переднее пассажирское стекло своей «Тойоты». Я не успел сказать и слова. Вместе с ним по пустым утренним дорогам едем на улицу Молланепеса, близ парка «Багтыярлык», туда, где находится популярный нынче у жителей Мары госорган. По словам Нуры, так звать водителя, за какие-то минут сорок он везет туда уже третьего клиента.

К шести часам утра во дворе миграционной службы находятся несколько десятков человек, хотя до открытия еще два часа. Скамейки все уже заняты, остальные люди положили свои пластиковые пакеты с документами на бетонный бордюр и уселись прямо на них, мужчины сидят на корточках. Среди людей много приехавших из районов области, и ходят они сюда уже не первый день. Подсаживаюсь к двум мужчинам средних лет и слышу такой разговор:

— Говорят, туркменских нелегалов в Турции и на Кипре наши власти не будут наказывать за нарушение миграционных правил, дадут амнистию, пусть только приедут и оформятся, как положено…

— Ай, не верю я что-то нашим властям… Почему тогда тех нелегалов, которые вернулись домой, не выпускают из страны? Где ты это слышал?

— По «Азатлыку» передавали, знакомые слышали.

— Ай, много чего передают… Вон, «депортникам» расскажи про амнистию…

Спустя час народу уже прилично за сотню. Очередь живая, записываются пофамильно. Мой номер 50 с чем-то, а все, кто до меня, пришли еще раньше. Кроме того, выяснилось, что в силе еще вчерашний список, в котором осталось что-то около 70 фамилий. Молодая женщина, стоящая рядом, объясняет, что это те, кто вчера не успел пройти, поэтому сегодня они пойдут первыми. Кто-то из толпы подтверждает, что вчера в списке было 270 фамилий, а сегодня, похоже, еще больше запишется. Люди советуют не отлучаться надолго, иначе можно пропустить очередь, и тогда придется записываться заново.

Пока стоишь, каких только историй не наслушаешься. Люди делятся своим опытом, часто негативным, и, кажется, совсем не боятся вездесущих ушей спецслужб. Высокую стройную девушку в длинном туркменском платье миграционная служба ашхабадского аэропорта с октября прошлого года снимала с рейса в Турцию целых четыре раза. И каждый раз без объяснения причин. Она говорит, что раньше никаких претензий к ней не было, нарушений миграционных правил за рубежом тоже нет.

— Мне 36 лет, и я давно замужем, имею детей, – говорит девушка. – По совету знающих людей решили с мужем формально развестись, я вернула себе девичью фамилию, поменяла паспорт. Но с рейса снова сняли. Теперь оформила фиктивный брак, взяла фамилию нового «мужа», снова меняю паспорт. Говорят, выехать теперь должна…

Рядом стоящие женщины с искренним сожалением на лицах цокают языками, кто-то в сомнениях качает головой – отпечатки пальцев ведь не поменяешь.

— Надо письмо в миграцию писать! – советует одна.

— Да писали мы три раза, — отвечает другая, — и  каждый раз приходит один и тот же ответ за подписью замначальника службы М. Гурдова [Мерген Гурдов, в ноябре 2017 года указом президента стал руководителем этого ведомства – прим. АНТ]: «Сообщаем вам, что ваше заявление не может быть удовлетворено!».

— Мне тоже приходило письмо за подписью этого чиновника: «Информируем вас о том, что у вас есть право выезжать в другие страны, однако данное письмо не гарантирует ваш выезд за границу и не дает вам преимуществ в пересечении границы», — вторит третья. И действительно, в аэропорту Ашхабада, по ее словам, на эту бумагу даже не посмотрели.

— Тогда в ООН и ОБСЕ писать нужно! – не отступает первая.

Женщины в этой кучке лишь грустно усмехнулись. Разговор резко прервался. Такое впечатление, что в этой стране никто ни за что не отвечает, госорганы не предоставляют гражданам нужную им четкую информацию, а советы разных способов обхода непонятных ограничений исходят от «знакомых», «знающих людей», «родственников в органах». Но и тут не может быть никаких гарантий.

…Наконец, на часах 8 утра, народ оживляется, офис начинает работу. Присматриваюсь к тому, как все организовано. Самая длинная очередь — на проверку пакета документов. Работают на их прием только три окошка из 15. Всего открыто семь окошек – в остальных четырех принимают документы.

Некоторые люди из первой очереди выходят обратно очень быстро – у них что-то не в порядке с собранными документами. Молодой человек на ходу бросает, что в его военном билете неправильно проставлена печать. Другой мужчина чертыхается и грозит кому-то невидимому. К нему подходит женщина, очевидно, жена. Слышу, как он объясняет ей, что придрались к чему-то во внутреннем паспорте. Отсеивают многих, отправляя исправлять ошибки, менять справки, снимать копии, оплачивать в банке госпошлину в 60 манатов. Это значит, что, в лучшем случае, нужно идти в соседнее здание, а в худшем – ехать на другой конец города. Но в любом случае придется записываться в очередь заново, ведь если вышел из нее – твои проблемы. Это нервирует людей, многие отпрашиваются с работы, чтобы сдать документы, другие ходят сюда как на работу по несколько дней, да и жара на улице дает о себе знать. Не меньше людей вновь приходят, чтобы пока только записаться.

— Идешь в ЗАГС, а у них день отдыха. Приходишь в домоуправление, а там сегодня неприемный день. Вроде, наконец, все сделаешь, но нет – в хякимлике [администрации города – прим. АНТ] некая комиссия, и просят явиться в другой день, — пробормотала молодая женщина вроде себе под нос, но слышно всей очереди.

Те, кому повезло сдать документы с первого раза, встают теперь в очередь на биометрическое фото. Эта услуга бесплатная. Но нужно сделать еще одно обычное фото – размером 3х4. Для кого оно или для чего – остается только догадываться.

Помимо оригиналов, надо иметь ксерокопии большинства документов, некоторых даже не по одной. Вот кто делает успешным свой бизнес, — те, кто «шлепает» ксерокопии. В Мары это делается в соседнем с миграционной службой здании. Ксерокопии ты можешь сделать где угодно и принести их с собой, но если чего-то вдруг не хватит или нужно будет переделать, то побежишь туда, что рядом. Поэтому и цены тут в два раза выше, чем в других местах.

В 13 часов прием закончился до 14:00 – обед. За половину рабочего дня семь сотрудников ведомства успели обслужить чуть менее трети от тех, кто записался на прием на этот час. Многие очередники, живущие в городе, тоже уходят на час. Остаются те, кто приехал из этрапов или с окраин Мары. Люди изнывают под палящим солнцем. Температура явно доходит до 50-градусной отметки, а то и выше. Я тоже ухожу, не выдерживая испытания зноем.

Возвращаюсь около 5 вечера. Из тех, кого заприметил утром и с кем разговаривал, вижу лишь одну женщину. Она только что вышла из здания миграционной службы, и видно по ее выражению лица, что безрезультатно. Завтра еще надо приходить, буркнула она в ответ на мой вопрос и быстро удалилась. Других своих «знакомцев» видно не было.

Я отметился в списке, сказав, что приду завтра, все равно те, кто не войдет внутрь до 18 часов, уже туда не попадут. Подвергать себя воздействию нашего солнца, испытывать свой организм на прочность не будучи защищенным хотя бы тенью деревьев я не хотел. Паспорт мне был не нужен, он у меня уже есть. А как это все происходит – я уже понял.

Вывод такой: все больше людей возраста 20-50 лет стремятся заиметь зарубежный паспорт для выезда за границу. Кто-то подает на паспорт, чтобы выехать в другую страну на лечение. Много молодежи из тех, кто собирается ехать учиться за пределы страны, хотя в очередях говорили, что парней сразу после выпуска из школы забирают в армию, не давая им возможности получить высшее образование. Многие оформляют паспорт не только себе, но и детям. Есть и те, кому в данный момент этот документ вроде ни к чему, но по какому-то своему разумению или по чьему-то убеждению они идут и делают его.

Как сказал мужчина лет 50: «Если из-за этой политики [властей – прим. АНТ] придется внезапно срываться с места хоть на край света, то чтобы по крайней мере документы все были в порядке».

Есть, что сказать? Пишите нам в защищенных приложениях Signal и Telegram, добавив номер +31684654547. Мы гарантируем вашу конфиденциальность.

ОБСУДИТЬ (3)

3 комментария к записи ««Хоть на край света». Туркмены массово оформляют заграничные паспорта»

  1. Государственная миграционная служба Туркменистана сказал(а):

    Я не понимаю наш народ, у которого стоять в очереди в крови уже видать! Зачем стоять днями в очереди под 50-градусной жарой, когда вы можете подать заявку на получение и продления загран паспорта он-лайн не выходя из дома! Вот здесь все можно сделать сидя дома под кондиционером: https://eapp.migration.gov.tm/

  2. Отстоять очередь понадежнее будет. А вдруг письмо не дойдет или адресом ошибишься)))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.