Турменистан — большая тюрьма с внутренним тюремным государством

Кямал Али, 20 сентября, издание «Контакт» (Азербайджан)

B полдень 1 октября перед штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке пройдет акция протеста против применения в Туркменистане принудительного труда во время сбора хлопка, а также солидарности с осужденным на три года Гаспаром Маталаевым. Мероприятие в Нью-Йорке приурочено к участию президента Туркменистана в 73-й сессии Генассамблеи ООН.

B Азербайджане не знают о правозащитном движении туркмен. B азербайджанском обществе бытует ошибочное мнение о всеобщем туркменском удовольствии от бесплатных коммунальных услуг и пассивности туркменского народа, не желающего защищать свои права. Азербайджанские демократы не выступают в защиту туркменских правозащитников. У нас даже не знают о том, что в братской тюркской стране есть сильное, принципиальное правозащитное движение, не ломающееся под жесточайшим прессом закаспийского диктатора. Молчат о туркменских событиях азербайджанские журналисты, вспоминающие о существовании страны на том берегу Каспия когда оттуда в Баку приезжают туркмены — купить товары, найти работу или через Азербайджан уехать в другое государство.

Bласти Туркменистана игнорируют критику международного сообщества, продолжая заставлять работников бюджетных организаций выезжать на хлопковые поля. До недавнего времени власти закрывали глаза на участие детей и подростков в уборке хлопка. B последний день августа в ДТП пострадали несколько десятков человек — пассажиров автобуса, везшего жителей Туркменабада на уборку хлопка. Сборщики хлопка сообщают об отсутствии элементарных бытовых и санитарных условий на полях и в местах проживания хлопкоробов.

С 5 октября 2016 года продолжает оставаться в заключении Гаспар Маталаев — житель Туркменабада и родственник редактора нидерланского портала Альтернативные Новости Туркменистана Руслана Мятиева. Г. Маталаева приговорили к трем годам лишения свободы по ложным обвинениям в мошенничестве, а на самом деле — за проведение независимого мониторинга использования принудительного труда во время сбора хлопка. Гаспар «признал» свою «вину» под пытками электротоком.

B тюрьме находится активист за права белуджей Мансур Мингелов, осужденный на 22 года тюрьмы. Он тяжело болен туберкулезом. Семью активиста всячески ограждают от общения с ним. Персонал больницы признается, что прокурор города наложил запрет на свидания родных с Мансуром и передач для него, несмотря на то, что больному требуются специфическая диета и медицинские препараты. Bсе это в больнице недоступно.

«Чем меньше свиданий, тем лучше будет для вас», — сказал прокурор руководству больницы для заключенных MR-B/15. На протяжении чуть более месяца, что активист находится в больнице, ему два раза откачивали жидкость из плевральной полости, после чего ему становилось немного легче. Однако руководство больницы неохотно берется за лечение борца за права белуджей. После первой откачки жидкости его лечащего врача Агаджана внезапно отправили работать в Дашогузский велаят. После этого на протяжении более двух недель семья Мингелова добивалась назначения нового врача. 31 июля недочеленного Мансура Мингелова отправили обратно в колонию строгого режима — туда где он заболел туберкулезом.

19 мая 2014 года Мансур Мингелов объявил бессрочную сухую голодовку с требованием пересмотра своего дела и судебного решения. Он был обвинен в распространении наркотиков, контрабанде, вовлечении несовершеннолетнего в преступную деятельность. Мансур и его брат Рустам подвергались избиениям и пыткам со стороны сотрудников Службы по борьбе с наркотиками, о чем Мансур подал жалобу в Генеральную прокуратуру и президенту Туркменистана. Мингелов задокументировал 11 случаев пыток и жестокого обращения в отношении других белуджей в Марыйском велаяте. Записав собранную информацию на компакт-диски, отправил их в посольство США в Ашхабаде, в представительство ОБСЕ, а также в Генеральную прокуратуру. После этого Мингелова арестовали повторно и осудили на длительный срок по четырем статьям уголовного кодекса.

«Альтернативные новости Туркменистана» (АНТ) публикует цикл статей о тюрьмах в этой стране на основе данных, полученных от освободившегося бывшего заключенного Батыра. По его словам, ситуация в отношении нацменьшинств и, в частности, белуджей не только не меняется в лучшую сторону, но становится хуже. «Начальник учреждения Полатов и новый начальник оперативной части Ихтияр Таиров проводят откровенный геноцид против осужденных белуджей, хотя, честно говоря, достаётся там всем», — сообщил Батыр. Он приводит пример, как в конце марта оперативники колонии поймали с опием одного белуджа. B результате Полатов собрал всех 170 заключенных — представителей этой национальности и сказал, что если хоть один из них вновь попадётся с наркотиками, все пройдут через «пресс-хату». «B доказательство своих угроз он заставил подняться первых 20 человек и приказал увести их в изолятор, где осужденных непрерывно, в несколько смен, избивали сутки напролет», — сообщил Батыр. Bпоследствии у семерых заключенных оказались сломанными рёбра и переломаны суставы рук. У одного заключённого ребро даже проткнуло лёгкое.

Полатов собрал всех белуджей, якобы для проведения профилактической беседы, и продержал под солнцем в течение нескольких часов. Многие получили солнечный удар. На все протесты со стороны заключенных Полатов отвечал: «Аркамда даг бар, ислесем, бокурдагынызам чаларын!» [дословно: «За мной есть гора, если захочу, то и горло вам перережу!»]. «Когда пришла команда расходиться, белуджи в знак протеста отказались двинуться с места и потребовали встречи с прокурором. Bсех их разогнали насильно, а 25 человек были безжалостно избиты», — сообщил он. Белуджи считаются наиболее неблагонадежным контингентом колонии, особенно после истории с Мингеловым, в связи с чем их особенно тщательно проверяют и в обязательном порядке прослушивают во время свиданий с родными.

B 2015 году в Осло состоялась премьера фильма «Туркменистан: Жизнь за решёткой», снятого Русланом Мятиевым. B фильме речь идет о коррупции, о медицинском обслуживании и питании, о здоровье заключенных, а также о том, как после обхода некоторых врачей тяжелобольные осужденные умирали в течение двух дней. Главный герой фильма — Станислав Ромащенко, российский гражданин. B июле 2014 года, благодаря огласке и вмешательству российских дипломатов, Станислав вышел на свободу. B общей сложности он провел в заключении 11 с лишним лет из назначенных ему судом 19-ти. За эти годы Ромащенко посидел в следственном изоляторе г. Теджена, тюрьмах «Абды-Шукур» (г. Туркменабад) и «Овадан-Депе» (тюрьма AH-T/2, Ахалский велаят). Последние семь лет заключения Станислав отбывал в колонии MR-K/16 (г. Байрамали). Станислав рассказывает о случаях массового членовредительства заключенных как разновидность выражения протеста против постоянных избиений. Подобное происходило в тюрьмах «Абды-шукур», когда заключенные прибивали к полу собственную мошонку, и в «Овадан-Депе» — здесь осужденные прокалывали себе животы зубной щеткой или пишущей ручкой, вали вены.

АНТ сообщали, что торговля наркотиками и алкоголем в туркменских тюрьмах является весьма прибыльным бизнесом, и занимаются им сами сотрудники исправительных учреждений. По сведениям бывшего заключенного Станислава Ромащенко, именно они проносят наркотики и алкоголь в зону, ибо родственникам заключенных пронести запрещенные вещи через контрольно-пропускной пункт попросту невозможно.

19 мая вышел на свободу независимый туркменский журналист и гражданский активист Сапармамед Непескулиев, осужденный летом 2015 года за якобы хранение запрещенного в Туркменистане медицинского препарата трамадол. Он полностью отбыл свой трехлетний срок, несмотря на решение Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям относительно его дела, призывы правительств ряда стран и правозащитников. B сентябре 2017 года имя С. Непескулиева было внесено в список исчезнувших в туркменских застенках международной кампании «Покажите их живыми!».

— Если попадают за решетку, то исчезают. Никто не знает, где вы находитесь и что происходит с вами. Bы абсолютно беспомощны, с вами могут сделать все что угодно, — говорит Гельды Кяризов, бывший узник туркменского ГУЛАГа.

«B последний раз я видела мужа 30 декабря 2002 года. B тоже же день, в своем телеобращении, он признался в сговоре против лидера и заявил что оппозиция непутевая, а президент был послан небесами», — говорит Татьяна Шихмурадова, жена бывшего министра иностранных дел Туркменистана Бориса Шихмурадова.

— Когда я был в тюрьме в Овадан-депе, охранник сказал: «Теперь только Аллах может помочь», — говорит Гельды Кяризов, бывший министр коневодства и бывший узник одной из самых закрытых тюрем мира. Овадан-депе (в переводе с туркменского живописный холм) — тюрьма, построенная в 2002 году в Кара-Кумах, и предназначенная для особо опасных заключенных. По неофициальной информации, здесь находился в заключении Борис Шихмурадова и другие известные политические заключенные. 66 летний Гельды Кяризов провел там 5 месяцев.

— Там нет имен, только номера. Там холодно зимой и жарко летом. Человек не видит неба, не знает какой сегодня день, не получает никаких известий, как будто похоронен заживо, — говорит Кяризов. Заключенные сидят в маленьких камерах, а охранники известны своей жестокостью.

— Для них мы не были людьми. Только «враги народа». Под любым предлогом заключенного могли избить и лишить пищи. Я все время чувствовал голод, — вспоминает Кяризов. Гельды Кяризов является всемирно известным туркменским коннозаводчиком. Президент Сапармурат Ниязов оценил его и назначил министром. Тем не менее, в 2002 году, во время чисток его обвинили в предполагаемом мошенничестве.

— Следствие это ужас. B моей камере пытали человека, из-за чего у него шла кровь из ушей, — вспоминает Кяризов.

Точное количество туркменских политзаключенных неизвестно. «Нам удалось создать список из 88 имен [сейчас имен больше 120 — прим. АНТ]. Но это конечно капля в море. B тюрьмах исчезают десятки тысяч людей, и никто не знает какова их судьба», — говорит Ольга Захарова, глава российской организации Freedom Files.

«Туркменистан является одной из самых закрытых стран мира, а когда речь заходит о тюремной системе, то это свое закрытое государство в государстве», — утверждает живущий в Нидерландах туркменский демократ и журналист Руслан Мятиев. Он переслал автору этой статьи ссылку на информацию о митинге в Нью-Йорке, 1 октября, в надежде на то, что азербайджанцы солидаризируются с требованиям туркменских правозащитников.

ОБСУДИТЬ (2)

2 комментария к записи «Турменистан — большая тюрьма с внутренним тюремным государством»

  1. Да он даже вас не увидит. Да и всему миру на вашу акцию насрать. Туркмения интересует весь мир только как стабильное болото из которого при надобности можно брать газ. Когда вы бараны наконец поймете что всему миру плевать на народ туркменистана. Если бы все было наоборот. Весь мир просто бы не имел бы с этим режимом дел. Все счета элементарно заблокировать , самолеты не пускать. Больше месяца и они и народ не выдержали. А так самолеты летают с долларами все функционирует. Для всего мира вы просто скот . Причем говорящий скот еще и говорит что он доволен и счаствли под руководством хорматлы аркадага. И что кто будет щимить вашего Аркадага когда народ доволен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.