Туркменистан отверг ключевые рекомендации стран-участниц ООН по соблюдению прав человека

Официальный Туркменистан представил ответ на рекомендации по правам человека Рабочей группы ООН в рамках Универсального периодического обзора (УПО). Из 191 рекомендации, данной властям в мае этого года, Туркменистан принял 98, еще 90 были приняты к рассмотрению и 3 были отклонены на месте. Рассмотрев 90 рекомендаций, власти сообщили, что поддерживают 74, а 16 отклоняют, предоставив относительно некоторых из них общие разъяснения.

Рекомендацию делегации США о необходимости предоставить лицам, находящимся в заключении, в том числе в тюрьмах Овадан-Депе и Сейди, доступ к независимым инспекторам и другим посетителям, а также позволить визитерам проводить частные и конфиденциальные беседы с заключенными, в соответствии с правилами ООН, Туркменистан отверг и оставил без комментариев.

С момента так называемого покушения на Сапармурата Ниязова в ноябре 2002 года в туркменских тюрьмах числятся исчезнувшими десятки людей. Им не положены ни передачи, ни свидания с родными. За прошедшие годы список исчезнувших пополнился новыми именами. В него, например, вошли члены неформальных религиозных сообществ и активисты гражданского общества. Международной кампанией «Покажите их живыми!» задокументирован 121 случай исчезновения. Власти Туркменистана регулярно подвергаются критике со стороны стран Запада и международных организаций за отказ в предоставлении доступа родных и адвокатов к этим осужденным. Туркменистан отвергает эту критику, заявляя, что родственникам свидания предоставляются. Однако только за последние три года тела как минимум трех человек: Тиркиша Тырмыева, Бегмурада Отузова и Алламурада Аллакулиева – были выданы родным. Они скончались в тюрьмах и на протяжении всего срока находились без связи с внешним миром.

Власти также отвергли рекомендацию Аргентины о признании права на отказ от обязательной военной службы по религиозным убеждениям. Туркменистан заявил, что защита страны – священный долг каждого гражданина.

По последним сообщениям «Форум 18» — неправительственной организации по содействию религиозной свободе, в 2018 году за отказ от несения службы были осуждены десять граждан Туркменистана.

Ссылаясь на статью 42 Конституцию о гарантиях свободы мысли и слова, Туркменистан отверг рекомендации Мексики и Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. В них говорилось о недопустимости ограничения свободы религии или убеждений и свободы выражения мнений, в том числе в Интернете, социальных сетях и традиционных средствах массовой информации. Делегации также указали на недопустимость притеснения и уголовного преследования независимых журналистов.

Рекомендации Швеции и Австралии о запрете цензуры и прекращении принудительной мобилизации населения для участия в организованных правительством массовых мероприятиях были также отклонены. Туркменистан ссылается на закон о СМИ, предусматривающий ответственность за ущемление свободы массовой информации.

Несмотря на гарантии на бумаге, на практике все социальные сети в стране заблокированы. Доступ на них возможен лишь при использовании VPN-серверов, которые также блокируются. Независимые журналисты и лица, собирающие информацию непублично, подвергаются гонениям и уголовному преследованию. Яркие примеры – корреспонденты Радио «Свобода» Солтан Ачилова и Худайберды Аллашов. На первую не раз нападали, нанося телесные повреждения, отбирали камеру. Второго осудили условно за хранение жевательного табака, а перед этим пытали его самого, а также членов его семьи. В мае с.г. на свободу вышел Сапармамед Непескулиев, сотрудничавший с радио и с проектом «Альтернативные новости Туркменистана». В 2015 году Непескулиеву подбросили наркосодержащие препараты и осудили на три года. Свой срок он отсидел полностью. Наконец, в заключении продолжает оставаться Гаспар Маталаев. Его также осудили на три года по ложным обвинениям в мошенничестве и даче взятки, а на самом деле – за проведение независимого мониторинга использования властями принудительного труда во время сбора хлопка. ООН признала его арест и заключение под стражу произвольным и потребовала его немедленного освобождения.

Туркменистан отказался разрабатывать национальный план действий с конкретными сроками для решения проблемы принудительного труда в секторе сбора хлопка и отмены обязательного производства и санкций за несоблюдение хлопковых квот. Рекомендация была дана делегацией Чили. Власти ссылаются на статью 49 Конституции о запрете принудительного труда и худших форм детского труда.

Каждую осень власти Туркменистана принудительно отправляют десятки тысяч работников бюджетных организаций на уборку хлопка. С людей требуют личного участия в кампании либо денежного взноса на наём других лиц. За отказ часто следуют санкции, например, выговор, сокращение рабочих часов или увольнение. В условиях высокой безработицы и невозможности оспорить эти санкции в суде, люди вынуждены подчиняться. В сентябре в Лебапском велаяте принудительная мобилизация людей привела к серьезной автомобильной аварии, в которой пострадали около 40 человек, ехавших на хлопок. Ранее ряд зарубежных компаний публично отказались от закупки туркменского хлопка и текстиля. Власти США ввели запрет на эту продукцию в своих портах. Причина – принудительный труд.

Надпись на стене «Обедневшие туркмены»

Рекомендацию делегации Того о предоставлении владельцам собственности и жителям Ашхабада, выселенным из своего жилья, справедливую и адекватную компенсацию Туркменистан отверг без пояснений.

В рамках подготовки Ашхабада к проведению Азиатских игр в столице страны и близлежащих населенных пунктах были снесены сотни домов, на многие из которых имелись документы. Людей в буквальном смысле выкидывали на улицу, разрушая их владения экскаваторами прямо у них на глазах. Некоторые жители смогли получить несоразмерное снесенному дому жилье, а многие и вовсе остались ни с чем. Масштабы сносов домов в 2015 году представила «Международная амнистия», опубликовав снимки из космоса. По подсчетам организации, принудительному выселению были подвергнуты около 50 тысяч человек.

Туркменистан считает закон о противодействии распространению ВИЧ не дискриминационным, а проводимые меры профилактики не противоречащими нормам соблюдения прав человека. Ранее озабоченность относительно принудительного медицинского освидетельствования на ВИЧ, прописанного в данном законе, высказывала Бразилия.

Соответствующий закон Туркменистана допускает принудительное тестирование на ВИЧ лица, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что у него имеется ВИЧ. В таком случае тестирование проводится без его согласия или без согласия его законного представителя.

Шесть рекомендаций, затрагивающих проблему дискриминации по признакам национальности, пола, гендерной идентичности и сексуальной ориентации, в частности, об отмене уголовной ответственности за сексуальные отношения между взрослыми лицами одного пола по обоюдному согласию, Туркменистан отвергает «в силу противоречия сложившимся взглядам гражданского общества».

Гомосексуальные контакты в Туркменистане криминализированы. Статья 135 Уголовного кодекса «Мужеложство» подразумевает тюремное заключение до пяти лет, однако зачастую людям, обвиненным в мужеложстве, прибавляют и другие статьи, например, удовлетворение половой потребности в извращенных формах. На стадии следствия подозреваемых лиц подвергают судебно-медицинской экспертизе, исследуют прямую кишку и область анального отверстия. Зачастую полицейским достаточно наличие номера телефона в адресной книге подозреваемого в мужеложстве, чтобы вызвать его на допрос. Угрозы, унижения и пытки со стороны правоохранительных органов – обычное явление как на стадии следствия, так и в местах лишения свободы.

20 сентября делегация Туркменистана вновь прибудет в Женеву для презентации своего доклада.

ОБСУДИТЬ (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.